На чердак: Как оборудовать доступ на чердак

Содержание

Как оборудовать доступ на чердак

КАК ПРАВИЛЬНО ОБОРУДОВАТЬ 

ДОСТУП НА ЧЕРДАК ?

 


Приставная лестница    
Занимает много места    
Неудобно использовать    
Небезопасно

Чердачная лестница
Компактно хранится «в потолке»
Легко раскладывается всего за 30 секунд
Безопасный подъем

 


 

Складные чердачные лестницы FAKRO позволяют быстро и безопасно подняться на чердак. Раскладываются всего за 30 секунд движением одной руки. Легко складываются и «хранятся в потолке», существенно сэкономив пространство в доме.

Лестницы отличаются простотой монтажа и удобством использования, компактностью, функциональностью и прочностью. Обладая оригинальным дизайном, чердачные лестницы впишутся в любой интерьер.

 

Деревянные модели

Деревянные модели изготовлены из древесины сосны. При желании лестницу можно покрасить. Выдерживают нагрузку до 160 кг. Также включают утепленные модели.

 

Металлические модели

Металлические модели подходят для частого использования, выдерживая нагрузку до 200 кг. Есть модели с «ножничным открыванием». Такие модели требуют мало места для раскладывания.

 

Огнестойкие модели

Огнестойкая модель LSF является преградой для распространения огня во время пожара (до 60 минут). Лестницы изготовлена из огнеупорного несгораемого материала. 

 

 

 

 

 

 

 

Если у вас остались вопросы, мы с удовольствием на них ответим!

Бесплатная горячая линия по всей России 8 (800) 250-37-41

Где купить чердачные лестницы? У нас широкая дилерская сеть по всей России.

Лестница с люком на чердак LTK Thermo от компании FAKRO

div { display:table-row; } .blockLest > div > div { display:table-cell; vertical-align: top; } .blockSubText { width:100%; padding-left:20px; } .blockSubText > .subhead { font-weight: bold; font-size: 16px; } .item_table { width:100%; } .item_table td { background-color: #EEE8D8; border: 4px solid white; padding: 3px 5px; text-align: center; font-size: 12px; } .item_table td.red { background-color: #DCD1CC; } .item_table td.tal { text-align: left; } ]]>

Лестница с люком на чердак LTK Thermo, разработанная инженерами компании FAKRO, – это практичное и эффективное решение для частных коттеджей и домов, где значительна разница температур между этажами. В основе конструкции лежит использование древесины сосны высшего качества. Крышка люка хорошо утеплена и имеет толщину 66 мм. Подобное решение дает возможность применять модель LTK Thermo даже на тех объектах, где фиксируется существенный температурный перепад между этажами.

Облицовка люка выполнена листами белого ДВП. Такой вариант оптимально сочетается с классическими расцветками потолочной отделки. Монтажные уголки LXK не поставляются в комплекте, рекомендуем приобретать их дополнительно для правильного и быстрого монтажа.

Обновленная лестница LTK Energy в отличие от модели LTK имеет два контура уплотнения, усиленную фурнитуру и упрощенный монтаж. 

Комфортному использованию способствуют боковые поручни и ступени с антискользящими выемками, собранные с боковыми элементами в крепление «ласточкин хвост». 

Внимание! Наконечники не идут в комплекте для 4-x секционных лестниц моделей LWK Plus и LTK Energy.

 

 

Планируя купить чердачную лестницу FAKRO в Москве, не забудьте также приобрести монтажный комплект LXK, который значительно облегчает и ускоряет процесс монтажа. Уголки монтируются в угловых частях короба, усиливая его конструкцию и препятствуя перекосу лестницы. Монтажный комплект LXK позволяет быстро отцентровать и зафиксировать лестницу в проеме.

Гарантия 3 года.

Всегда в наличии на складе.

 

 

Противопожарные люки на чердак | Чердачные люки

Зачем нужны противопожарные люки с выходом на чердак? При пожаре образуется большое количество горячего воздуха и дыма. Огонь может перекрыть путь эвакуации, и зачастую чердак – единственное место, где можно укрыться. В проем чердака монтируют огнеупорный люк. От огнестойкой двери противопожарный люк отличается лишь размерами. У люка размеры 0,6 на 0,8 м. Чаще всего люк имеет квадратную форму. Через отверстие на чердаке с помощью лестницы можно быстро выбраться на мансарду.

Закажите чердачные люки напрямую от производителя – предлагаем изготовление по индивидуальным размерам, профессиональный монтаж по нормам СНиП.

Модели противопожарных люков от «СТРОЙСТАЛЬИНВЕСТ»

Монтаж чердачного люка

Огнеупорные люки устанавливаются в зданиях с чердаками выше 9 м. В более низких зданиях их установка желательна для пожарной безопасности. Люки могут монтироваться в горизонтальных и вертикальных плоскостях либо для того, чтобы перекрыть доступ к вентиляции и лифтовым шахтам. Люки устанавливают петлями вверх, створка открывается тоже вверх. Установку выполняют с минимальными зазорами, заполняя щели монтажной пеной.

Основу изделия составляет рама, согнутая из листовой стали в профиль. Створка производится также из металлических листов. Во внутренней полости находится негорючий материал. При высоких температурах он не разрушается длительное время и не пропускает горячий воздух в соседнее помещение. В обычное время наполнитель служит в качестве теплоизоляции, не давая помещениям охладиться. По периметру люка прокладывается уплотнитель. Кроме того, люк оснащают термоактивной лентой. При нагревании она выделит пену, которая заполнит собой щели конструкции. Створка закрывается герметично. Люк будет служить преградой для дыма и огня. Предел его огнестойкости должен составлять не менее 30 минут.

В компании «СТРОЙСТАЛЬИНВЕСТ» можно купить противопожарные люки с огнестойкостью 60 минут.

Места установки люков:
  • Здания с постоянным пребыванием людей: детские сады, дома для престарелых, дома-интернаты, больницы;
  • Гостиницы, общежития, санатории, пансионаты;
  • Многоквартирные дома;
  • Учреждения культуры: театры, кинотеатры, музеи, выставки;
  • Предприятия торговли: магазины, торговые комплексы;
  • Спортивные учреждения;
  • Учебные заведения;
  • Пожарные депо;
  • Помещения высотой от 4,5 до 5 м;
  • Технические сооружения, предназначенные для коммуникаций.

Створка люка открывается вручную либо с применением электромеханических устройств. Люки можно использовать для проветривания помещения, а также вентиляции путей эвакуации и коридоров. Специальных требований к чердачным люкам нет. Их так же, как и противопожарные двери, проверяют на огнестойкость в соответствии с ГОСТом.

Чердачные люки от завода «СТРОЙСТАЛЬИНВЕСТ»

В компании «СТРОЙСТАЛЬИНВЕСТ» производят люки стандартного размера 0,7 на 0,7 м. Также возможно изготовление изделий по индивидуальным размерам. Используется холоднокатаная сталь толщиной 1,5 мм. Толщина коробки составляет 84 мм. Створка крепится к раме петлями с закрытыми подшипниками диаметром 20 мм. В полотно монтируется замок NEMEF. Люки отличаются прочным коробом, двойным полотном, пожарной безопасностью и современным внешним покрытием, которое защищает металл от коррозии. Люки легки в эксплуатации и имеют предел огнестойкости 60 минут, который подтвержден в ходе испытаний. Все люки оборудуются маркировочными табличками. К каждому изделию прилагается паспорт.

как и где сделать люк на чердак?

Во-вторых, это уклон крыши.

При планировании чердачной лестницы нужно думать не только о том, откуда на нее забираешься, но и куда попадаешь. На чердаках обычно мало пространства. Слишком близко к краю дома разместить люк скорее всего не получится, потому что из-за уклона крыши в этом месте будет очень низко и не получится даже проползти, не говоря уже о том, чтобы пройти.

Третья сложность — это конструкции.

Помимо стропильной системы, которую можно подладить с учётом люка, нужно думать о конструкции перекрытия. Отверстие такого размера будет несомненно ослаблять любое перекрытие, поэтому нужен профессиональный расчет и необходимые усиления проема.

В деревянных перекрытиях все достаточно просто, нужно только подумать, чтобы люк по длине был параллельно балкам. В железобетоне все сложнее. Особенно в сборных перекрытиях. Рубить проем таких размеров в готовой плите недопустимо. Поэтому нужно устраивать монолитный участок. А это усложняет устройство сборного перекрытия. Вот поэтому мы, кстати, и редко их используем. Если все делать правильно, то появляется много всяких отверстий, которые тянут за собой монолитные участки. А делать 70% сборника и 30% монолита совершенно невыгодно.

Да и в монолите не все так просто. Плиту перекрытия требуется рассчитать с учётом этого проема. А чтобы у плиты не получилось дикое армирование, то при размещении люка архитектором на стадии эскизного проекта нужна консультация с конструктором. Он порекомендует наименее напряженное место в плите, где появившееся отверстие не вызовет большого количества дополнительной арматуры.

Рассчитывать плиту перекрытия нужно с учётом нагрузки от опор стропильной конструкции, которая в свою очередь передает снеговые нагрузки, вес кровли и собственный вес. С учётом коробов дымоходов и вентканалов, с учётом веса пирога пола чердака, с учётом веса оборудования на чердаке. Ну и с учётом собственного веса самой плиты. Разумеется, в расчете должны быть учтены все отверстия и проемы в этой плите. На калькуляторе такое не посчитаешь. Нужна специальная программа, в которую загружается аналитическая модель.

Четвертая сложность — это утепление люка, чтобы не было теплопотерь.

Стандартный люк либо не утеплён вовсе, либо утеплён слабо. Поэтому нужно его дорабатывать. Либо добавлять слой утепления, либо делать вторую утепленную крышку, открывающуюся уже внутрь чердачного пространства. Это требует определенных навыков. Кто попало монтаж люка не сделает. Это должен быть либо профессиональный строитель (не путать с рукожопыми проходимцами), либо это хозяин дома, опять же если руки из того места и тему изучил достаточно глубоко.

Пятая сложность — длина стремянки не всегда совпадает с высотой этажа. Часто ее длины просто не хватает. Приходится наращивать.

Есть ещё пара тонкостей. Чтобы случайно не провалится в люк, не лишним будет сделать ограждения вокруг него. А чтобы исключить попадание воды через люк, нужно сделать бортик по периметру. С правильно уложенной современной кровлей взяться воде на чердаке неоткуда, но перестраховаться нужно.

Если люк категорически не хочется делать, то без доступа на чердак не обойтись. Нужно будет сделать стационарную лестницу по фасаду, либо предусмотреть малый карнизный свес или разорвать его. И тогда доступ на чердак будет осуществляться через мансардное окно на крыше.

Лестницы на чердак – виды и особенности конструкций

Во многих частных домах имеются чердаки, для доступа к которым владельцам приходится позаботиться об установке лестницы. Она может быть стационарной, но это не всегда удобно. Чердак – это не мансарда, то есть доступ к нему требуется не так часто. Лучше всего подходят складные и раздвижные чердачные лестницы, представленные в большом ассортименте в компании OMAN.

Какой должна быть лестница?

По сравнению со стационарными конструкциями, откидные чердачные лестницы имеют меньшие габаритные размеры. Это отражается на удобстве их эксплуатации, но ведь слишком часто подниматься наверх и не требуется. Чтобы потолочная лестница была максимально удобной, нужно при ее выборе учитывать несколько обязательных требований:


  • ширина ступеней не меньше 600 мм;
  • прочность и устойчивость конструкции;
  • наличие ограждения для повышения безопасности;
  • высота по прямой линии не более 2,5 м;
  • размер люка для доступа на чердак не менее 1,5 квадратов;
  • компактные габариты;
  • эстетичный внешний вид, не портящий интерьер.

Конструкция должна быть достаточно крепкой, чтобы на чердак можно было поднимать даже тяжелые вещи.

Разновидности чердачных лестниц

В электронном каталоге на сайте OMAN вы найдете большое количество лестниц на чердак, отличающихся размерами, ценой, материалом и типом конструкции. Все скрытые модели делятся на несколько видов:

  • Ножничные. Эти чердачные лестницы выдвигаются при опускании и складываются при сборке, подобно гармошке. Трансформирующий механизм может быть выполнен в форме овала или параллелограмма.
  • Телескопические. Такие изделия состоят из большого количества выдвижных секций, которые складываются друг в друга.
  • Раскладные секционные или шарнирные. Такие лестницы для чердака собираются из нескольких секций. Длина первого колена соответствует размерам крышки люка и прикрепляется к ней. Другие секции открываются и формируют ровный лестничный марш. Такие чердачные лестницы представлены в большом ценовом диапазоне, поэтому вы обязательно найдете подходящий вариант.
  • Откидные. Конструкция прикрепляется к стене и в основном находится в сложенном виде. Выдвигают ее, когда нужно подняться на чердак. Ступени к тетиве прикрепляются при помощи особых петель.

Изучите ассортимент на сайте компании, посмотрите фото, оцените размеры, тип складной конструкции и другие факторы, которые могут повлиять на дальнейшую эксплуатацию купленной конструкции.

Особенности лестниц на чердак

Компания OMAN предлагает деревянные и металлические лестницы, механические и автоматические. Между собой они отличаются разными характеристиками и ценами. Достаточно высоким спросом пользуются модели из дерева. Стоят они недорого, но имеют достаточно высокую прочность. Лестницы просты в установке и долговечны, а некоторые даже умудряются изготавливать их своими руками. В этом нет особого смысла, так как в нашем ассортименте можно найти недорогие модели фабричного производства.

Металлические лестницы надежнее деревянных и выдерживают более высокие механические нагрузки. Производители используют чаще всего сталь или алюминий. Последние достаточно легкие и могут иметь автоматический привод.

Существуют также комбинированные лестницы для чердака, в которых ступени сделаны из дерева, а каркас из металла. Складываются они очень просто и быстро, поэтому проблем с эксплуатацией у вас не возникнет.

Что учитывать при выборе?

Покупая в компании OMAN чердачную лестницу, вам следует тщательно все взвесить и продумать, так как ассортимент достаточно большой. Чтобы конструкция была удобна в эксплуатации, вам следует учитывать следующие факторы:

  • Свободное пространство в помещении для установки лестницы. Более компактными являются откидные лестницы OMAN, а стационарные сооружения с широкими ступенями удобны в эксплуатации. Если учесть, что на чердак вы поднимаетесь редко, лучше купить складную модель.
  • Интенсивность использования. Некоторые люди активно используют чердачные помещения в своих домах, поэтому подъем и спуск в таких случаях должен быть удобным и безопасным. Складные и раздвижные лестницы не подходят, если на чердаке у вас обустроена дополнительная комната.
  • Жильцы дома. При покупке лестницы в компании OMAN следует учитывать, кто будет ее эксплуатировать. Например, пожилым людям и детям неудобно подниматься по компактным лестничным конструкциям, а еще это просто для них небезопасно.

Очень удобны в применении автоматические чердачные лестницы, которые складываются и раскладываются при помощи электрического привода. Вы просто нажимаете на кнопку и ждете несколько секунд. Для получения консультации и получения помощи в выборе чердачной лестницы вы можете проконсультироваться с нашими специалистами по телефону или вызвав на дом замерщика.

Лестница на чердак. Конструкции и варианты

Чердак — это часть дома, доступ которой без лестницы невозможен. А сама лестница должна не просто обеспечивать этот доступ, а еще быть компактной, удобной и максимально безопасной, что не так-то просто в минимуме пространства. Кроме того, и эстетика должна быть на уровне — ведь лестницу обычно видно в первую очередь.

Требования к лестнице на чердак простые:

  • Прочность и безопасность для подъема и спуска — насколько это возможно для маленькой лестницы
  • Компактность — для стационарной лестницы и возможность легко спрятать лестницу, если она решена в складном варианте
  • Оформление интерьера верхнего этажа не должно «пострадать»

По основным видам чердачные лестницы можно подразделить:

  • Стационарная неподвижная конструкция, которая смонтирована прочно и надежно. Применимы для просторных помещений.
  • Складная — для маленьких ограниченных по площади помещений. Механические раскладные лестницы в собранном состоянии незаметны и применяются нечасто, только когда в них есть необходимость.
  • Приставная — легкая лестница, которой нужна опора. Представляет собой отдельный элемент, устанавливается в нужном участке для прохода на чердак, после использования несложно такую лестницу перенести и спрятать в подсобном помещении.

Стационарная чердачная лестница

По надежности это вариант лучший, но также и самый дорогостоящий. Постоянная лестница требует применения качественного материала для несущих элементов и эстетичной практичной отделки или облицовки. На общую цену больше влияет стоимость материала — это может быть металл или дерево.

  • Прямая лестница. Удобна и наиболее безопасна при подъеме и спуске, но требуется немало свободной площади.
  • Поворотная. В проемы, расположенные возле угловых частей дома, оптимально устанавливать лестницу с поворотом — это экономит площадь.
  • Лестница — гусиный шаг. Если возможен только крутой наклон лестницы, то данная конструкция наиболее безопасна.
  • Винтовая. Конструкция целесообразна при большом перепаде высот, поскольку длина марша от высоты не зависит, и площадки не нужны. Такие лестницы оригинальны и выглядят эффектно, но возможны только при наличии достаточного проема для размещения объемной конструкции.

Складные лестницы

Самые удобные и экономичные для маленьких помещений, позволяют максимально использовать площадь. Выполняются из дерева, металла и из комбинаций. Возможно изготовить собственноручно.

  • Раскладная лестница — состоит из определенного количества секций, которые при раскладывании и фиксации специальными элементами образуют безопасную конструкцию.
  • Раздвижная — выполняется из нескольких секций, их может быть две или три. Секции, образующие параллельные ступени, можно выдвигать из плоскости рамы.
  • Лестница в виде ножниц — как правило, это легкая металлическая конструкция, прочна и вполне комфортна для подъема. Элементы сжимаются и раздвигаются по принципу ножниц, для безопасности имеются фиксаторы.

Приставную лестницу используют в доме, где проживают непостоянно, можно привозить такую лестницу с собой. Для дома лестница на чердак — предмет необходимый. Для правильного выбора нужно учесть размер имеющегося проема, возможность размещения лестницы на площади этажа, и конечно, стоимость.

Расположение чердачной лестницы в доме

  • Нежилая часть здания предпочтительна, поскольку в жилой комнате громоздкая лестница всегда мешает, даже когда вписана в интерьер.
  • При возможности следует располагать лестницу так, чтобы выход пришелся наиболее близко к средней осевой линии чердачного помещения.
  • Подступ к стационарной лестнице должен быть свободен, если есть препятствия, то возможным решением станет устройство забежных ступеней.
  • Винтовая лестница займет мало места, но в будущем возможны проблемы — поднять габаритный предмет на чердак будет очень непросто. Поэтому к устройству винтовых лестниц прибегают, только если нет возможности смонтировать более простую модель.
  • Под встроенной лестницей возможно использовать пространство — хранить там хозинвентарь, устроить кладовую, а в случае удобного доступа к подключению водопровода и канализации даже устроить санузел.

Для того, чтобы лестница оптимально вписалась в проем, рассчитывают угол наклона, увеличивая его до определенной величины. Но форму ступеней при этом следует принять вида «гусиный шаг», при этом и стоимость, и сложность изготовления лестницы увеличатся, зато лестница получится максимально удобной. Оптимальные углы наклона находятся в пределах от 45 до 70 град. одновременно увеличение угла наклона лестницы с выбором удобных форм ступеней и устройством первых ступеней в виде забежных позволит уменьшить размеры проема на чердак — до 50%. При выборе лестницы винтового вида можно добиться сокращения величины проема до 80%.

Важен выбор материала, поскольку основным условием удобной чердачной лестницы является ее компактность и легкость. Деревянные лестницы дешевле, но монтаж лестничной конструкции с тетивой или на косоурах технически непрост. Кроме того, получается, что при одинаковой несущей способности деревянная лестница будет намного массивнее металлической.

Противопожарные люки на чердак для многоквартирного дома цена в Санкт-Петербурге

Для защиты жильцов многоквартирного дома от пожара и огня, распространившегося по нижним этажам здания, нужен противопожарный люк на чердак. В чрезвычайной ситуации именно он защитит жильцов от угарного газа и пламени.

Чтобы заказать эффективную преграду от огня, обратитесь в «Красивый Петербург». Мы занимаемся изготовлением и установкой противопожарных чердачных люков в Санкт-Петербурге. Мы много лет сотрудничаем с управляющими компаниями, ЖСК и ТСЖ, выполняя работы по ремонту и благоустройству.

Эвакуационные люки выхода на чердак

Огнеупорные люки выхода на чердак предназначены для эвакуации людей из здания, когда проходы к окнам и дверям заблокированы. Мы изготавливаем конструкции из огнестойких материалов, которые отличаются прочностью, герметичностью, стойкостью к высоким температурам и коррозии.

ЛПМ рекомендуется устанавливать не только в чердачных помещениях МКД, но и детских садах, школах, ВУЗах, спортивных комплексах, торговых и развлекательных заведениях, медицинских учреждениях, производственных цехах и других объектов с большим скоплением людей.

Требования к люкам выхода на чердак

Мы выпускаем противопожарные чердачные люки с разными показателями огнестойкости (EI60, EI30, EI15). Они выдерживают напор огня до деформации конструкции в течение 15-60 минут. Для изготовления мы применяем прочную холоднокатаую сталь, огнеупорные изоляционные и герметизирующие материалы.

Основные требования к противопожарным конструкциям для чердака:

  • прочность и надежность,
  • отсутствие щелей при монтаже,
  • простота и легкость открывания створки.

Также необходимо обеспечить свободный проход от лестницы к проему, ключи должны храниться в огнеупорном ящике возле выхода на чердак (изделие можно укомплектовать электромеханическим замком с дистанционным открыванием).

Определение чердака Merriam-Webster

ат · тик | \ A-tik \

1 : невысокий этаж или стена над основным фасадом в классических стилях.

2 : комната за чердаком

3 : комната или пространство непосредственно под крышей здания : чердак

4 : что-то похожее на чердак (как в складском помещении).

Ат · тик | \ A-tik \

1 : , относящиеся к Афинам или их древней цивилизации или имеющие характеристики Афин.

2 : отличается простотой, чистотой и изысканностью Аттический стиль прозы

: диалект древнегреческого языка, первоначально использовавшийся в Аттике, а затем литературный язык грекоязычного мира.

На чердаке | Книга В.К. Эндрюс | Официальный издатель Страница

Глава 1
Что-то необычное происходило сегодня в Лебединой комнате.

Я слышал неожиданный шум, резонирующий в коридоре, неожиданный, потому что Дора присматривала за моей спальней, как только могла утром, поэтому никого не должно быть в ней так поздно. Это должно быть смертельной тишиной. Я знала, что Гарланд еще не вернулся домой после своего недавнего предприятия, и в любом случае его не было бы в Лебединой комнате без меня. Даже когда я был в своей спальне, и он мог навещать меня, он редко бывал там.Чтобы заняться любовью, мне пришлось пойти в его спальню; Иногда мне приходилось ходить туда даже для того, чтобы поговорить наедине поздним вечером. За исключением одного случая, когда мы занимались любовью в лодке на нашем озере, его спальня стала для нас единственным любовным гнездом в этом грандиозном особняке и в этом большом поместье. Мы утратили магию спонтанности много лет назад. Если он этого не планировал, ничего не произошло.

«Приди ко мне сегодня вечером», — говорил он.

Когда я впервые заколебался и потребовал объяснить, почему это должна быть его спальня, а не моя, он сказал, что хочет, чтобы она была больше похожа на сдержанное свидание, потому что это сделало ее более романтичной, и мы никогда не должны терять романтику.Как я мог возражать против этого?

Однако много лет назад я понял, что настоящая причина была не в романтике в нем или высокомерии Фоксуорта, показавшем свое лицо; это было что-то еще, что-то гораздо худшее, что мне пришлось бы научиться игнорировать и смириться, точно так же, как и многие другие темные и запутанные секреты, которые обитали в этом особняке с его шепотом и затихающими шагами. Неужели все великие семьи по своей природе хранят столько тайн? Стоило ли ожидать этого и не удивляться?

Большинство девушек думают, что, когда они говорят «да» мужчине, они говорят это ему, их новой совместной жизни, но я сказал это истории, запечатленной и глубоко укоренившейся в Фоксворт-холле, что открывать окно нельзя. Немногое делается для того, чтобы впустить свежий, свежий воздух или выпустить захваченные крики и скорбные вздохи, которые можно было легко представить, которые звучали здесь на протяжении многих лет.Как будто каждое рождение в этом доме и, конечно же, каждая смерть оставляли неизгладимые тени на стенах, тени, которые солнечный свет не мог отодвинуть.

Прямо сейчас я остановился, чтобы послушать на лестнице, еле дыша, хотя я быстро встал, желая искупаться и переодеться. Я почти добрался до второй площадки после того, как вернулся после полуденного шоппинга в Миллер энд Роадс на Хай-стрит в Шарлоттсвилле, штат Вирджиния. Я собирался отправить Дору за пакетами.Как обычно, их было довольно много.

Универмаг превратился в мою опиумную логово. Покупка новых вещей и следование тому, что продавщицы называли модой, вывели меня из депрессивного состояния в эти дни. Гарланд отсутствовал так часто и надолго. В первые несколько лет такого не было. Внезапно он заявил, что больше не доверяет своим менеджерам и что почти повсюду возникают всевозможные новые маркетинговые проблемы.

«Я поймал одного менеджера, который украл у меня деньги», — заявил он, прежде чем списать деньги.Это никогда не было «воровством у нас».

Каждый раз, когда он уходил сейчас, в доме темнело еще больше, и повсюду вливалась тишина, текла волнами, волна тишины. Со временем отсутствие музыки и смеха, почти любое веселье придавало особняку атмосферу кладбища. В конце концов, я почти ожидал, что все, кто здесь работает, всегда будут одеты в черное. Дедушкины часы отбивали часы, как барабанщик, сопровождающий похоронную процессию.

Однако в наши дни было несколько веских причин для депрессии и несчастья.

Фабрики Гарланда и другие инвестиции действительно изо всех сил пытались оставаться прибыльными после паники 1893 года. Когда я жаловался на то, что он так часто уходит от меня, а мы так мало делаем, когда дело доходит до веселья и радости веселой жизни, которую он обещал, он уходил. в тираду, вплетая подробности о перестроенных железных дорогах и глупых политиках, которые привели экономику в упадок из-за Закона Шермана о покупке серебра. Если бы я хотя бы застонал от этих скучных фактов, его лицо покраснело бы еще больше, и он стал бы бить по столу после каждой жалобы на истощение федеральных золотых резервов, обвиняя во всем глупых банкиров и недальновидных инвесторов.Я не забыл, что мой отец был банкиром, который часто руководил инвесторами.

«Нам было почти лучше во время гражданской войны», — заявил он на недавнем обеде. «Не то чтобы мы еще не богаты», — быстро добавил он более спокойным тоном. Он никогда не терял гордости. Фоксвортс не унижался; Фоксвортс не скулил. «Я не прошу вас экономить. Просто поймите мои потребности и насколько усерднее мне нужно работать, чтобы защитить то, что у нас есть ».

До того, как этот вечер закончился, я должен был продемонстрировать, насколько я сочувствую и понимаю.Это был единственный способ вернуть нас хотя бы к подобию счастливого брака. Слишком часто, особенно в последнее время, я видел себя скорее временной женой, сокращающей отведенные ей дни супружества и семьи, пока какая-то другая молодая женщина не захватила воображение ее мужа, и ее отправили на пастбище, как красивую скаковую лошадь, которая пережила свой расцвет.

Возможно, в этом я виноват. Я знал, что больше похож на девушку, чем на жену, даже после всего этого времени. С самого начала я была готова принять свою свободу от домашних и материнских обязанностей.Но это было не совсем мои эгоистичные поступки. По словам моей матери, это было то, с чем я должен был согласиться, если я хотел наслаждаться тем, что она называла «частью аристократии». Теперь я была богатой женщиной и женщиной с положением. Я не могла пачкать руки работой и обязанностями, которые выполняли обычные замужние женщины и матери. Признаться, я все равно не ожидал этого. Я почти не выполняла свою часть работы по дому, когда жила дома, а стать матерью в таком юном возрасте было так далеко в моем юном воображении, что это было едва ли не мыслью.Тогда была возможность полететь на Луну.

Но моя мать не сказала мне о моей «аристократической жизни», что у меня не будет отдельной личности и меня редко будут называть Коррин вместо миссис Гарланд Фоксворт. Постепенно я терял связь со всеми, кто знал меня как кого-либо еще. Меня поместили в мир незнакомцев. И все же моя мать настаивала на том, что любовь, романтика и брак — это всего лишь детские шаги, ведущие вас к жизни, в которой вы идете на компромисс; вы пожертвовали, а ваш муж обеспечил.Когда я пожаловался, она кивнула и с горькой ухмылкой сказала: «Конечно, это случится. Чего ты ожидал? С того момента, как вы говорите «Да», и до того дня, когда вы сделаете последний вздох, у вас больше нет другой тени. Привыкай к этому ».

Как печально, но как это было правдой. Иногда я действительно чувствовал себя привидением, особенно здесь, в доме, который становился для меня больше музеем, чем домом. Наши слуги просматривали меня, ходили вокруг меня и редко говорили больше, чем формальное приветствие, если я не задавал вопрос.

Сначала я думал, что займусь Малькольмом сразу после ухода миссис Коттер. Я действительно намеревался сделать это, и Гарланд, должно быть, тоже этому поверила. Он разрешил мне попросить плотника создать лебединую кровать для младенца. Однако Малкольм не спал ни одной ночи после того, как его привели в Лебединую комнату. Я не был уверен, было ли это из-за комнаты или из-за того, что кто-то практически постоянно парил над ним, чего я не собирался делать. Его непрерывный плач утомил меня, и я наконец уступил Доре, взявшей на себя ответственность.Кровать осталась в моей комнате, так как на ее маленьком изголовье было тиснено лебедь, и была создана новая детская.

После этого, когда Дора заботилась о Малькольме, миссис Штайнер присматривала за каждой мелочью, в которой нуждался этот особняк, с миссис Уилсон, управляющей кухней, как капитан морского корабля, и когда Гарланд запрещала мне даже менять положение лампы. в комнате, кроме Лебединой, я начинал считать себя ненужным, как пыль. Дом и Фоксворты поглотили то немногое, что осталось от Коррин Диксон.Иногда во сне я видел, как меня подметают, кладут в мешки и уносят. Без моего портрета на стене я был бы забыт, как вчерашний зевок.

Моя спальня была моим единственным убежищем в большом доме, единственным местом, которым я управлял так же твердо, как Гарланд правил своим особняком. Я могла дышать там и снова притворяться молодой девушкой и думать глупые мысли. Я представлял себя все еще неженатым, все еще планирующим, как я буду флиртовать с красивыми мальчиками и дразнить их. Но прямо сейчас мое святилище было нарушено.Я поспешил к нему, как будто верил, что мои фантазии могут быть раскрыты.

Возле подъезда я остановился. Я был удивлен, услышав хихиканье Малькольма, которое всегда было похоже на хихиканье его отца, смесь смеха и глубокого гортанного возгласа самодовольной радости. В отце было много того, чему он подражал, несмотря на то, как мало он видел его. Он часто проводил больше времени рядом с Олсеном, нашим садовником, чем со своим отцом. Однако к тому времени, когда ему исполнилось четыре года, он уже освоил этот смех до такой степени, что, если бы я не видел, кто это был, я не знал бы, смеется ли это Малькольм или Гарланд.

Что он делал в моей спальне и где была Дора? Он никогда не должен был заходить в мою комнату, когда меня там не было. Фактически, никому, кроме Доры, не разрешили. Все в этом доме понимали мои строгие приказы по этому поводу. Особенно не хотелось, чтобы сын бродил в нем, трогал мои вещи. Малькольм даже в этом возрасте был слишком озорным и равнодушным к любым правилам. Вы могли видеть, как загорелся вызов, когда вы сказали ему что-то, что он не должен делать, или куда-то, куда он не должен был идти. Я не доверял ему оставаться наедине с моими вещами.Он мог снимать жемчуг с ожерелья и использовать его как шарики. Дора, защищая его так же сильно и решительно, как если бы он действительно был ее сыном, прекрасно осознавала его озорное поведение и изо всех сил старалась сдержать его, но всегда находила оправдания и для него.

Однако в последнее время моей избалованной четырехлетней дочери слишком часто удавалось уйти от моего личного помощника, который добровольно увеличил свои обязанности, чтобы стать его няней и наставником и, по сути, с благословения Гарланд его суррогатная мать.Может быть, Малькольму потребовались две матери. Он был таким требовательным, никогда не останавливался со своими вопросами и жалобами. Обычно теперь он шел к ней раньше, чем ко мне. Он мог завести ее, как часы, и заставить выполнять его приказ. Когда бы он ни убегал, он исчезал где-нибудь в особняке, как будто тот его поглотил. Он не боялся ни тени, ни ниши, ни щели, ни комнаты. Весь Фоксворт-холл был его игровой площадкой.

Часто Доре требовалась помощь, чтобы найти его после того, как он сбежал.Он будет вести себя так тихо и так хорошо спрятаться в глубине особняка, что может потребоваться больше часа, чтобы найти его или заставить выйти. Наказание или угроза поркой также не заставили его прекратить свои махинации. Он никогда не плакал, если я его шлепала; он просто превратил свои глаза в стекло и ждал, как будто он покинул свое тело, и предвкушал, когда снова присоединиться к нему. Однажды, когда мои родители навестили нас, а Малькольму было всего два с половиной года, отец предупредил меня, что меня ждет это. В то время я понятия не имел, что это значит.

Я начал понимать и понял бы полностью, особенно сегодня.

Я вошел в дверной проем. Он сидел за моим туалетным столиком, рвал страницы из свадебного альбома Гарланда и моего, мял их своими маленькими руками и бросал в мусорную корзину, как Гарланд бросал ненужные или ненужные бумаги в свою офисную корзину, имитируя звук пушечного ядра Гражданской войны. .

Мой крик был пронзительным, пугающим даже для меня. Малькольм вздрогнул и остановился, прищурившись, посмотрел на меня сначала с шоком, а затем с вызовом.Стоя там в своем новом матроском костюме, с его светлыми льняными волосами и небесно-голубыми глазами, он растопил бы сердце любой женщины, увидевшей его. Незнакомцы, которых никогда не жалило его высокомерное равнодушие или дерзость, улыбались бы при виде такого очаровательного и совершенного ребенка. Я не сомневался, что Малькольм понял это к настоящему времени и знал, как этим воспользоваться. Эксплуатация, постоянное извлечение прибыли и интриги были частью его характера. В конце концов, он был ребенком Гарленда Фоксворта, возможно, в большей степени, чем он был моим.Моя мать холодно говорила мне, что сперма Гарланд утопила мою беспомощную яйцеклетку.

«Что ты делаешь!» Я плакал, мои руки были сжаты в кулаки, мое лицо было определенно искривленным и уродливым, чем он когда-либо видел. Он уничтожал мой свадебный альбом.

Но он не отступал. Это его не испугало. Прежде чем ответить, он вырвал еще одну страницу.

«Ненавижу альбом», — сказал он, смял страницу в руках и смело подбрасывал ее, издавая такой же звук пушечного ядра, как будто меня там не было.

За последнее время он дважды заходил в Лебединую комнату, пока я смотрел альбом. Очевидно, он винил меня в том, что я не угождаю его прихотям, какими бы они ни были. Оба раза я был так глубоко задуман, что не слышал, как он вошел, и не понимал, что он стоял там, ожидая признания, ожидая, пока я соглашусь сделать что-то с ним или для него, или, может быть, просто отвечу другому. один из его непрекращающихся вопросов, например, почему сегодня так много облаков или почему у червей нет ног.Он крикнул что-то подлое и убежал из комнаты.

Поэтому меня не удивило, что он тогда выбрал свадебный альбом. Он знал, что это что-то особенное. Мой избалованный сын всегда выбирал ценный предмет, чтобы повредить или уничтожить его, когда хотел выразить свой гнев или разочарование. Чем он был злее, тем дороже была цель. Гарланд однажды пошутил, что у него чувство вкуса богатого человека с того момента, как он мог схватить что-то и уронить, чтобы разбить его. «Прямо как Фоксворт», — добавил он, как будто гордился тем, насколько разрушительным для чего-то ценного может быть его сын, и что проявленное им насилие было хорошим просто потому, что именно так поступил бы Фоксворт.

Наш свадебный альбом был ценен для нас обоих, но не по причинам Гарланд. Он гордился этим, потому что в 1890 году было совершенно необычно нанять фотографа, чтобы сфотографировать знаменитых людей на нашей свадьбе, а также красиво оформленную сцену и цветочную среду, которую Олсен красиво спроектировал и построил. Были фотографии танцпола, когда мы исполняли наш вальс, и портреты меня в свадебном платье матери Гарланда, некоторые только с ним, некоторые только с моими родителями, а некоторые со мной и Дорой, которую призвали в качестве моей горничной. чести.

Гарланд не разрешила мне пригласить мою лучшую подругу из Александрии, Дейзи Герман, на эту роль. Он хотел, чтобы я полностью прервал свою прежнюю жизнь, но также не подчеркивал мою молодость на нашей свадьбе, привлекая с собой девушек, которые, хотя и не старше шестнадцати, тоже выглядели так. Я этого не сделал. Я слышал, как он ясно говорил людям, что мне недавно исполнилось восемнадцать. Как вы начинаете отношения на лжи, даже если на всех фотографиях я выглядел таким старым?

Теперь, пять лет спустя, иметь такой альбом все еще было довольно редко и все еще довольно дорого.Гарланд тщательно исследовала, чтобы выбрать нашего фотографа. Он хотел произвести впечатление на наших гостей, особенно на своих завистливых деловых партнеров. Моя мать была определенно потрясена после того, как Гарланд сделала копии своих картин, обрамляла их и доставила ей и моему отцу до того, как был построен их новый дом, чтобы они повесили их в подъезде.

Это была еще одна попытка Гарланд компенсировать и умилостивить ее, потому что она не раскрыла великого секрета: я была на двух месяце беременности до того, как Гарланд и я вышли замуж.Я признался во всем отцу, но не ей. Как только она поняла, что ее держали в неведении, ни Гарланд, ни мой отец, ни я не могли сделать ничего, что могло бы успокоить ее раненное эго. Несмотря на то, что мой отец и Гарланд все организовали, тщательно скрывая ее, она сосредоточила свой гнев в основном на мне.

Внезапно, теперь, когда я была хозяйкой одного из самых впечатляющих особняков в Вирджинии и вышла замуж за одного из самых богатых молодых людей в штате, наши отношения матери и дочери стали священными.То, что я не сказал ей «грязной правды», как она выразилась, было «глубоким предательством нашего доверия». Она была в слезах.

«Какое доверие?» Я спросил. «Когда для вас были важны крепкие и любящие отношения матери и дочери? Когда ты поделился со мной чем-то личным, чтобы помочь мне понять мои собственные эмоции в детстве? »

Она не могла на это ответить. Вместо этого она полезла в кладезь народных суеверий еще до того, как моя беременность стала очевидной.

«У женщины, которая скрывает свою беременность, будет глухой ребенок», — предсказала она.»Или хуже.»

Малкольм, возможно, рос испорченным, но физически он был настолько близок к идеальному ребенку, насколько это было возможно. Она была вынуждена принять это.

«Вы должны быть благодарны», — сказал я ей. «У тебя прекрасный внук».

В конце концов, она подавила возмущение, проглотив поддельные слезы и жалобы. Тем не менее, я знал, что мой отец, вероятно, будет вечно расплачиваться маленькими язвительными способами, и я никогда не буду по-настоящему прощен. Теперь, когда я высказывал малейшую жалобу, она всегда отвечала: «Ты заправил постель за моей спиной.А теперь спи в нем ». Я видел, как ей было приятно это сказать.

И обращение к моему отцу за сочувствием тоже не принесло мне большого удовлетворения, главным образом потому, что я больше не верил в него. Спустя чуть больше года после нашего брака, когда Гарланд выпил слишком много вина и разглагольствовал о сделанных им вложениях, которые испортились, я наткнулся на другую уродливую правду, когда сказал: «Может, тебе стоило спросить мою отец об этом. »

«Твой отец?» — сказал он и засмеялся, как будто я сказал глупость.В этом доме гармонично пели снисходительность и высокомерие. Моя гордость поднялась, как кобра. Тогда я гораздо больше заботился о своей семейной гордости, чем сейчас.

«Он председатель правления банка Гарланд. Это настоящее достижение. Люди в бизнесе уважают его. Иначе как бы он был там, где он сейчас? »

«Правда?»

Он отвернулся и занялся чем-то неважным, как он часто делал, когда чувствовал себя выше меня. Было похоже, что я не стоил усилий, чтобы сказать еще одно слово, но на этот раз меня нельзя было игнорировать.Мы обсуждали моего отца.

«Да, правда, — сказал я. «Вы не знаете всего, особенно если вы этого не знаете». Я могла быть такой же проницательной, как моя мать, когда хотела.

Он повернулся и посмотрел на меня своими надменными глазами, а затем улыбнулся, но не так сексуально, как я так восхищался. Это было то, что я узнал как улыбка Фоксуорта, холодная, предшественница, барабанная дробь, заставляющая на мгновение перестать дышать, потому что вы знали, что надвигается что-то ужасное.

«Единственная причина, по которой ваш отец, Коррин, является председателем правления банка, — это то, что я голосовал за него.Моя инвестиция дала мне больше голосов, чем любой другой участник. Я согласился на это, когда он впервые пришел ко мне по поводу тебя.

Я смотрел на него, думал и качал головой. Это не может быть , убеждал я себя. Мой отец не стал бы этого делать. Он бы не простил Гарленду за то, что он соблазнил меня своим драгоценным напитком лимончелло в обмен на его голоса. Но все это произошло одновременно. Как я мог это отрицать? Тем не менее, я хотел отчетливо это слышать.Я хотел убедиться, что это не просто совпадение, которое он использовал в своих интересах.

«Когда ты решил это сделать, Гарланд?»

Он отвернулся.

«Гирлянда? Когда?»

«Не будь идиотом», — сказал он и отошел от меня, но ответ остался в воздухе, в тяжести на моей груди и в биении моего сердца. Мой отец убедил меня, что Гарланд не только раскаялся, но и боялся потерять меня. То, как мой отец описал это, помогло мне поверить в то, что я была любовью всей жизни Гарленда Фоксворта, идеальной женщиной для его жены.Мой отец сказал, что никогда не видел мужчину с такой любовью, и убедил меня, что Гарланд хочет не только меня, но и нашего ребенка.

Я всегда был ближе к отцу, чем к матери. Я практически поклонялся ему и предполагал, что он никогда не захочет для меня ничего плохого и плохого для меня. Он был на моей стороне почти в каждом споре с моей матерью и очень хотел, чтобы со мной обращались как со взрослой женщиной. Он гордился мной, и ему нравилось хвастаться мной, держать меня под руку и знакомить с людьми, которых он уважал.Как я мог забыть гордое выражение его лица, когда он сопровождал меня и мою мать вверх по лестнице на торжественный вечер по случаю годовщины Векслера, где я впервые встретил Гарленда Фоксворта? Мой отец назвал это моей вечеринкой.

Голос Гарленда за председателя правления банка был бы для него более важным, чем мое высшее счастье. Это было действительно великое предательство. Я отчаянно пытался не поверить в это какое-то время после того, как впервые услышал это, но постепенно, как вода после сильного ливня, как бы сильно и с какой силой я ее не отталкивал, в конце концов она впиталась и утонула в моей детской вере.

Мой отец был амбициозным человеком, в конце концов, таким же амбициозным, как и мой муж. Может быть, все мужчины были одинаковыми. Брак был просто еще одним инструментом для удовлетворения этих амбиций. Чего они не понимали, так это того, что любовь слишком хрупка, что ими слишком легко пожертвовать из эгоистических соображений, а затем о жертве можно было сожалеть. В конце концов, они заплатят. Конечно, они пострадали бы за это, и хотя они делали вид, что это не так, в глубине души они боялись этого. Они знали, конечно, знали. Обман порождает несчастья, о которых вы даже не догадывались.

Вот почему я любил и время от времени оглядывался на свой свадебный альбом. Я хотел посмотреть, есть ли на чьем-то лице выражение, которое показало бы, что он или она не верит, что у нас романтический роман. Кто, кроме моего отца и Гарланд, знал обо мне, знал, что я уже беременна? Что чувствовал мой отец, когда стоял, чтобы выдать меня? Я изучил его портрет, чтобы увидеть, есть ли хоть капля сожаления. Но я не видел ничего в этих улыбках или в тех глазах, которые открывали уродливую правду.Тем не менее, я повернулся к нему, как если бы это было окном в прошлое, и если бы я посмотрел достаточно долго и внимательно, я бы увидел и понял, как и почему я был так легко и быстро доставлен в мою жизнь в Фоксворт-холле. Это была причина, по которой я так ценил эти фотографии.

Большая часть этого альбома была уничтожена сыном, само существование которого привело нас с Гарландом к алтарю.

«Как ты мог сделать такой ужасный, подлый поступок?» Я кричал на Малькольма. Некоторые страницы, которые он разорвал, были скомканы и скомканы на полу рядом с мусорной корзиной.На одном был портрет Гарланд и меня, лицо Гарланд было менее морщинистым.

Я потянулся за ремнем, который висел на двери. Даже отец не заставил его вести себя лучше своими угрозами. Он часто говорил мне, что мать ребенка должна наказывать ребенка, пока ему не исполнится десять лет, особенно мальчиков. После этого, если мать хорошо справлялась с работой, отец мог навязывать правила поведения просто строгим взглядом, потому что его мать могла угрожать, что отец сделает с ним худшие вещи.Моя суровая внешность определенно не сработала. Может быть, на этот раз так и сделают. «Он наверняка видел, что моя ярость достигла нового уровня», — подумала я, хватаясь за пояс. Он съежился, плакал и умолял. Но когда я повернулся к нему, он бросился вперед и нырнул под мою протянутую руку, чтобы выбежать за дверь.

«Вернись сюда, Малкольм Фоксворт!» Я закричал и бросился за ним, как бы глупо это ни выглядело. Я был так зол на него.

Он двинулся по коридору, побежал к углу, чтобы пройти по другому коридору в темную сторону Фоксворт-холла, крыла, в котором располагались редко используемые комнаты.Это были давно забытые мысли.

«Стой!» Я закричал и побежал за ним. «Малкольм Фоксворт, перестань бегать прямо сейчас. На этот раз тебе не спрятаться. Мы тебя найдем, и тебе будет хуже. Вернись.»

Столько всего заставляло меня бежать за ним. Каждое разочарование добавляло энергии гнева. Я свернул в коридор и побежал в более темный коридор. Впереди я слышал его шаги. Чем быстрее и дольше он бежал, тем злее я становился. Он бежал почти в полной темноте.Почти любой ребенок, которого я видел, боялся бы остаться один, особенно в этой части дома, которая редко освещалась. Миссис Штайнер почти не отставала. Я почувствовал, как паутина рвалась у меня на лбу. Я миновал область, которая смотрела на наш бальный зал, теперь в темноте, с задернутыми оконными шторами. Я всегда ненавидел эту часть дома. По углам все еще доносился шепот мертвецов. Он сбежал сюда почти так, как будто знал это. Иногда мне казалось, что он разговаривает с ними. Возможно, он слышал, как я рассказывал Доре, как я всегда избегал этого крыла.

Мгновение спустя я услышал, как дверь справа открылась и закрылась. Мне сказали, что это самая неиспользуемая спальня в этом доме, а не комната для гостей и не комната для слуг. Судя по тому, как ее описала миссис Штайнер, никто не спал в ней десятилетиями, хотя она была полностью меблирована. Я глубоко подозревал, что это было чье-то личное убежище, может быть, матери Гарланда или, может быть, даже Гарланд, хотя он никогда не признавался, что находился в этом крыле дома.Особняк разрастался, со временем росли новые комнаты вместе с растущим эго Фоксвортов.

«Малкольм!»

Я оттащу его за шиворот , подумал я. Если бы он хотел быть в спальне, он был бы в своей спальне днями и ночами. Это было единственное, чего он боялся — заключения. У меня перехватило дыхание, когда я подошел к двери.

«Малькольм, выйди оттуда прямо сейчас. Каждую секунду, которую я жду, будет еще один день взаперти в твоей комнате. Ты меня слышишь?»

Тишина была подобна пламени, пылающему в моем сердце.Любой другой ребенок будет дрожать и теперь послушен. В ярости я распахнул дверь. Темнота казалась еще гуще, но сквозь тяжелые гобеленовые драпировки, закрывающие два высоких окна, было достаточно света, чтобы я могла рассмотреть две двуспальные кровати. Это была большая, но загроможденная комната с массивным буфетом, большим комодом, двумя мягкими стульями и столом из красного дерева с двумя стульями. Он мог прятаться за чем угодно, но я подумал, что он залез под одну из кроватей. Я уже собирался упасть на колени, когда я заметил открывшуюся дверь слева, дверь, которую я знал, открывала узкую лестницу, ведущую на чердак.

Меня поразило, насколько он набрался храбрости подняться туда в это время дня, когда солнце уже иссякает. Я был там только один раз с Гарландом, которой явно не понравилось показывать мне это. Я втягивал его в это, потому что в те первые дни я хотел узнать как можно больше об этом доме, моем новом доме. Как его новая хозяйка, я чувствовала себя обязанной познакомиться со всеми его частями. Посещение чердака было недолгим. Гарланд ничего не боялся, но было очевидно, что пребывание там воскресило некоторые неприятные воспоминания, воспоминания, которые он не хотел описывать в то время.

Он указал на несколько очень старых вещей, которые хранились. «Не знаю почему», — сказал он. «Я называл это Дворцом Скупых. Вы знаете, что вам говорят скряги, когда вы хотите что-то выбросить или отдать? «Когда-нибудь это будет чего-то стоить». Хорошо, оно чего-нибудь стоит, что-нибудь в пыль. Здесь есть место для сна. Теперь я бы назвал это еще одним кладбищем Фоксвортов. Вы почти можете слышать, как их души собираются здесь. Раньше я думал, что от этого скрипят потолки внизу.

Я поежился от его слов. Мне не хотелось сейчас даже смотреть на темную лестницу, но я не сомневался, что Малькольма это не отговорит. Насколько я знаю, он был здесь несколько раз.

«Малкольм!» Я позвонил и подошел к двери. Убывающий свет позднего полуденного солнца едва освещал ступеньки.

«Тебе там наверху поранятся, Малькольм. Приходи прямо сейчас, сейчас же! » Я крикнул вверх по лестнице и прислушался. Тишину нарушал только звук ветра, кружащего над крышей и просачивающегося в щели.Это был почти свист. «Малькольм?»

Я поискал свечу, но в этой комнате так долго никого не было, что она никого не беспокоила, особенно вечером. Я был уверен, что слишком большое движение поднимет с пола вихрь пыли. Комната больше походила на гробницу. От прогорклого запаха у меня заткнуло ртом. Я подумал, что недавно в нем что-то умерло.

«Малькольм, тебе будет очень жаль».

Я ждал, но он не шевелился.

Неохотно я начал подниматься по лестнице.

Вне чердака (10) (Dollanganger) (9781982114411): Andrews, V.C .: Books


Сегодня в Лебединой комнате происходило что-то необычное.

Я слышал неожиданный шум, резонирующий в коридоре, неожиданный, потому что Дора присматривала за моей спальней, как только могла утром, поэтому никого не должно быть в ней так поздно. Это должно быть смертельной тишиной. Я знала, что Гарланд еще не вернулся домой после своего недавнего предприятия, и в любом случае его не было бы в Лебединой комнате без меня.Даже когда я был в своей спальне, и он мог навещать меня, он редко бывал там. Чтобы заняться любовью, мне пришлось пойти в его спальню; Иногда мне приходилось ходить туда даже для того, чтобы поговорить наедине поздним вечером. За исключением одного случая, когда мы занимались любовью в лодке на нашем озере, его спальня стала для нас единственным любовным гнездом в этом грандиозном особняке и в этом большом поместье. Мы утратили магию спонтанности много лет назад. Если он этого не планировал, ничего не произошло.

«Приди ко мне сегодня вечером», — говорил он.

Когда я впервые заколебался и потребовал объяснить, почему это должна быть его спальня, а не моя, он сказал, что хочет, чтобы она была больше похожа на сдержанное свидание, потому что это сделало ее более романтичной, и мы никогда не должны терять романтику.Как я мог возражать против этого?

Однако много лет назад я понял, что настоящая причина была не в романтике в нем или высокомерии Фоксуорта, показавшем свое лицо; это было что-то еще, что-то гораздо худшее, что мне пришлось бы научиться игнорировать и смириться, точно так же, как и многие другие темные и запутанные секреты, которые обитали в этом особняке с его шепотом и затихающими шагами. Неужели все великие семьи по своей природе хранят столько тайн? Стоило ли ожидать этого и не удивляться?

Большинство девушек думают, что, когда они говорят «да» мужчине, они говорят это ему, их новой совместной жизни, но я сказал это истории, запечатленной и глубоко укоренившейся в Фоксворт-холле, что открывать окно нельзя. Немногое делается для того, чтобы впустить свежий, свежий воздух или выпустить захваченные крики и скорбные вздохи, которые можно было легко представить, которые звучали здесь на протяжении многих лет.Как будто каждое рождение в этом доме и, конечно же, каждая смерть оставляли неизгладимые тени на стенах, тени, которые солнечный свет не мог отодвинуть.

Прямо сейчас я остановился, чтобы послушать на лестнице, еле дыша, хотя я быстро встал, желая искупаться и переодеться. Я почти добрался до второй площадки после того, как вернулся после полуденного шоппинга в Миллер энд Роадс на Хай-стрит в Шарлоттсвилле, штат Вирджиния. Я собирался отправить Дору за пакетами.Как обычно, их было довольно много.

Универмаг превратился в мою опиумную логово. Покупка новых вещей и следование тому, что продавщицы называли модой, вывели меня из депрессивного состояния в эти дни. Гарланд отсутствовал так часто и надолго. В первые несколько лет такого не было. Внезапно он заявил, что больше не доверяет своим менеджерам и что почти повсюду возникают всевозможные новые маркетинговые проблемы.

«Я поймал одного менеджера, который украл у меня деньги», — заявил он, прежде чем списать деньги.Это никогда не было «воровством у нас».

Каждый раз, когда он уходил сейчас, в доме темнело еще больше, и повсюду вливалась тишина, текла волнами, волна тишины. Со временем отсутствие музыки и смеха, почти любое веселье придавало особняку атмосферу кладбища. В конце концов, я почти ожидал, что все, кто здесь работает, всегда будут одеты в черное. Дедушкины часы отбивали часы, как барабанщик, сопровождающий похоронную процессию.

Однако в наши дни было несколько веских причин для депрессии и несчастья.

Фабрики Гарланда и другие инвестиции действительно изо всех сил пытались оставаться прибыльными после паники 1893 года. Когда я жаловался на то, что он так часто уходит от меня, а мы так мало делаем, когда дело доходит до веселья и радости веселой жизни, которую он обещал, он уходил. в тираду, вплетая подробности о перестроенных железных дорогах и глупых политиках, которые привели экономику в упадок из-за Закона Шермана о покупке серебра. Если бы я хотя бы застонал от этих скучных фактов, его лицо покраснело бы еще больше, и он стал бы бить по столу после каждой жалобы на истощение федеральных золотых резервов, обвиняя во всем глупых банкиров и недальновидных инвесторов.Я не забыл, что мой отец был банкиром, который часто руководил инвесторами.

«Нам было почти лучше во время гражданской войны», — заявил он на недавнем обеде. «Не то чтобы мы еще не богаты», — быстро добавил он более спокойным тоном. Он никогда не терял гордости. Фоксвортс не унижался; Фоксвортс не скулил. «Я не прошу вас экономить. Просто поймите мои потребности и насколько усерднее мне нужно работать, чтобы защитить то, что у нас есть ».

До того, как этот вечер закончился, я должен был продемонстрировать, насколько я сочувствую и понимаю.Это был единственный способ вернуть нас хотя бы к подобию счастливого брака. Слишком часто, особенно в последнее время, я видел себя скорее временной женой, сокращающей отведенные ей дни супружества и семьи, пока какая-то другая молодая женщина не захватила воображение ее мужа, и ее отправили на пастбище, как красивую скаковую лошадь, которая пережила свой расцвет.

Возможно, в этом я виноват. Я знал, что больше похож на девушку, чем на жену, даже после всего этого времени. С самого начала я была готова принять свою свободу от домашних и материнских обязанностей.Но это было не совсем мои эгоистичные поступки. По словам моей матери, это было то, с чем я должен был согласиться, если я хотел наслаждаться тем, что она называла «частью аристократии». Теперь я была богатой женщиной и женщиной с положением. Я не могла пачкать руки работой и обязанностями, которые выполняли обычные замужние женщины и матери. Признаться, я все равно не ожидал этого. Я почти не выполняла свою часть работы по дому, когда жила дома, а стать матерью в таком юном возрасте было так далеко в моем юном воображении, что это было едва ли не мыслью.Тогда была возможность полететь на Луну.

Но моя мать не сказала мне о моей «аристократической жизни», что у меня не будет отдельной личности и меня редко будут называть Коррин вместо миссис Гарланд Фоксворт. Постепенно я терял связь со всеми, кто знал меня как кого-либо еще. Меня поместили в мир незнакомцев. И все же моя мать настаивала на том, что любовь, романтика и брак — это всего лишь детские шаги, ведущие вас к жизни, в которой вы идете на компромисс; вы пожертвовали, а ваш муж обеспечил.Когда я пожаловался, она кивнула и с горькой ухмылкой сказала: «Конечно, это случится. Чего ты ожидал? С того момента, как вы говорите «Да», и до того дня, когда вы сделаете последний вздох, у вас больше нет другой тени. Привыкай к этому ».

Как печально, но как это было правдой. Иногда я действительно чувствовал себя привидением, особенно здесь, в доме, который становился для меня больше музеем, чем домом. Наши слуги просматривали меня, ходили вокруг меня и редко говорили больше, чем формальное приветствие, если я не задавал вопрос.

Сначала я думал, что займусь Малькольмом сразу после ухода миссис Коттер. Я действительно намеревался сделать это, и Гарланд, должно быть, тоже этому поверила. Он разрешил мне попросить плотника создать лебединую кровать для младенца. Однако Малкольм не спал ни одной ночи после того, как его привели в Лебединую комнату. Я не был уверен, было ли это из-за комнаты или из-за того, что кто-то практически постоянно парил над ним, чего я не собирался делать. Его непрерывный плач утомил меня, и я наконец уступил Доре, взявшей на себя ответственность.Кровать осталась в моей комнате, так как на ее маленьком изголовье было тиснено лебедь, и была создана новая детская.

После этого, когда Дора заботилась о Малькольме, миссис Штайнер присматривала за каждой мелочью, в которой нуждался этот особняк, с миссис Уилсон, управляющей кухней, как капитан морского корабля, и когда Гарланд запрещала мне даже менять положение лампы. в комнате, кроме Лебединой, я начинал считать себя ненужным, как пыль. Дом и Фоксворты поглотили то немногое, что осталось от Коррин Диксон.Иногда во сне я видел, как меня подметают, кладут в мешки и уносят. Без моего портрета на стене я был бы забыт, как вчерашний зевок.

Моя спальня была моим единственным убежищем в большом доме, единственным местом, которым я управлял так же твердо, как Гарланд правил своим особняком. Я могла дышать там и снова притворяться молодой девушкой и думать глупые мысли. Я представлял себя все еще неженатым, все еще планирующим, как я буду флиртовать с красивыми мальчиками и дразнить их. Но прямо сейчас мое святилище было нарушено.Я поспешил к нему, как будто верил, что мои фантазии могут быть раскрыты.

Возле подъезда я остановился. Я был удивлен, услышав хихиканье Малькольма, которое всегда было похоже на хихиканье его отца, смесь смеха и глубокого гортанного возгласа самодовольной радости. В отце было много того, чему он подражал, несмотря на то, как мало он видел его. Он часто проводил больше времени рядом с Олсеном, нашим садовником, чем со своим отцом. Однако к тому времени, когда ему исполнилось четыре года, он уже освоил этот смех до такой степени, что, если бы я не видел, кто это был, я не знал бы, смеется ли это Малькольм или Гарланд.

Что он делал в моей спальне и где была Дора? Он никогда не должен был заходить в мою комнату, когда меня там не было. Фактически, никому, кроме Доры, не разрешили. Все в этом доме понимали мои строгие приказы по этому поводу. Особенно не хотелось, чтобы сын бродил в нем, трогал мои вещи. Малькольм даже в этом возрасте был слишком озорным и равнодушным к любым правилам. Вы могли видеть, как загорелся вызов, когда вы сказали ему что-то, что он не должен делать, или куда-то, куда он не должен был идти. Я не доверял ему оставаться наедине с моими вещами.Он мог снимать жемчуг с ожерелья и использовать его как шарики. Дора, защищая его так же сильно и решительно, как если бы он действительно был ее сыном, прекрасно осознавала его озорное поведение и изо всех сил старалась сдержать его, но всегда находила оправдания и для него.

Однако в последнее время моей избалованной четырехлетней дочери слишком часто удавалось уйти от моего личного помощника, который добровольно увеличил свои обязанности, чтобы стать его няней и наставником и, по сути, с благословения Гарланд его суррогатная мать.Может быть, Малькольму потребовались две матери. Он был таким требовательным, никогда не останавливался со своими вопросами и жалобами. Обычно теперь он шел к ней раньше, чем ко мне. Он мог завести ее, как часы, и заставить выполнять его приказ. Когда бы он ни убегал, он исчезал где-нибудь в особняке, как будто тот его поглотил. Он не боялся ни тени, ни ниши, ни щели, ни комнаты. Весь Фоксворт-холл был его игровой площадкой.

Часто Доре требовалась помощь, чтобы найти его после того, как он сбежал.Он будет вести себя так тихо и так хорошо спрятаться в глубине особняка, что может потребоваться больше часа, чтобы найти его или заставить выйти. Наказание или угроза поркой также не заставили его прекратить свои махинации. Он никогда не плакал, если я его шлепала; он просто превратил свои глаза в стекло и ждал, как будто он покинул свое тело, и предвкушал, когда снова присоединиться к нему. Однажды, когда мои родители навестили нас, а Малькольму было всего два с половиной года, отец предупредил меня, что меня ждет это. В то время я понятия не имел, что это значит.

Я начал понимать и понял бы полностью, особенно сегодня.

Я вошел в дверной проем. Он сидел за моим туалетным столиком, рвал страницы из свадебного альбома Гарланда и моего, мял их своими маленькими руками и бросал в мусорную корзину, как Гарланд бросал ненужные или ненужные бумаги в свою офисную корзину, имитируя звук пушечного ядра Гражданской войны. .

Мой крик был пронзительным, пугающим даже для меня. Малькольм вздрогнул и остановился, прищурившись, посмотрел на меня сначала с шоком, а затем с вызовом.Стоя там в своем новом матроском костюме, с его светлыми льняными волосами и небесно-голубыми глазами, он растопил бы сердце любой женщины, увидевшей его. Незнакомцы, которых никогда не жалило его высокомерное равнодушие или дерзость, улыбались бы при виде такого очаровательного и совершенного ребенка. Я не сомневался, что Малькольм понял это к настоящему времени и знал, как этим воспользоваться. Эксплуатация, постоянное извлечение прибыли и интриги были частью его характера. В конце концов, он был ребенком Гарленда Фоксворта, возможно, в большей степени, чем он был моим.Моя мать холодно говорила мне, что сперма Гарланд утопила мою беспомощную яйцеклетку.

«Что ты делаешь!» Я плакал, мои руки были сжаты в кулаки, мое лицо было определенно искривленным и уродливым, чем он когда-либо видел. Он уничтожал мой свадебный альбом.

Но он не отступал. Это его не испугало. Прежде чем ответить, он вырвал еще одну страницу.

«Ненавижу альбом», — сказал он, смял страницу в руках и смело подбрасывал ее, издавая такой же звук пушечного ядра, как будто меня там не было.

За последнее время он дважды заходил в Лебединую комнату, пока я смотрел альбом. Очевидно, он винил меня в том, что я не угождаю его прихотям, какими бы они ни были. Оба раза я был так глубоко задуман, что не слышал, как он вошел, и не понимал, что он стоял там, ожидая признания, ожидая, пока я соглашусь сделать что-то с ним или для него, или, может быть, просто отвечу другому. один из его непрекращающихся вопросов, например, почему сегодня так много облаков или почему у червей нет ног.Он крикнул что-то подлое и убежал из комнаты.

Поэтому меня не удивило, что он тогда выбрал свадебный альбом. Он знал, что это что-то особенное. Мой избалованный сын всегда выбирал ценный предмет, чтобы повредить или уничтожить его, когда хотел выразить свой гнев или разочарование. Чем он был злее, тем дороже была цель. Гарланд однажды пошутил, что у него чувство вкуса богатого человека с того момента, как он мог схватить что-то и уронить, чтобы разбить его. «Прямо как Фоксворт», — добавил он, как будто гордился тем, насколько разрушительным для чего-то ценного может быть его сын, и что проявленное им насилие было хорошим просто потому, что именно так поступил бы Фоксворт.

Наш свадебный альбом был ценен для нас обоих, но не по причинам Гарланд. Он гордился этим, потому что в 1890 году было совершенно необычно нанять фотографа, чтобы сфотографировать знаменитых людей на нашей свадьбе, а также красиво оформленную сцену и цветочную среду, которую Олсен красиво спроектировал и построил. Были фотографии танцпола, когда мы исполняли наш вальс, и портреты меня в свадебном платье матери Гарланда, некоторые только с ним, некоторые только с моими родителями, а некоторые со мной и Дорой, которую призвали в качестве моей горничной. чести.

Гарланд не разрешила мне пригласить мою лучшую подругу из Александрии, Дейзи Герман, на эту роль. Он хотел, чтобы я полностью прервал свою прежнюю жизнь, но также не подчеркивал мою молодость на нашей свадьбе, привлекая с собой девушек, которые, хотя и не старше шестнадцати, тоже выглядели так. Я этого не сделал. Я слышал, как он ясно говорил людям, что мне недавно исполнилось восемнадцать. Как вы начинаете отношения на лжи, даже если на всех фотографиях я выглядел таким старым?

Теперь, пять лет спустя, иметь такой альбом все еще было довольно редко и все еще довольно дорого.Гарланд тщательно исследовала, чтобы выбрать нашего фотографа. Он хотел произвести впечатление на наших гостей, особенно на своих завистливых деловых партнеров. Моя мать была определенно потрясена после того, как Гарланд сделала копии своих картин, обрамляла их и доставила ей и моему отцу до того, как был построен их новый дом, чтобы они повесили их в подъезде.

Это была еще одна попытка Гарланд компенсировать и умилостивить ее, потому что она не раскрыла великого секрета: я была на двух месяце беременности до того, как Гарланд и я вышли замуж.Я признался во всем отцу, но не ей. Как только она поняла, что ее держали в неведении, ни Гарланд, ни мой отец, ни я не могли сделать ничего, что могло бы успокоить ее раненное эго. Несмотря на то, что мой отец и Гарланд все организовали, тщательно скрывая ее, она сосредоточила свой гнев в основном на мне.

Внезапно, теперь, когда я была хозяйкой одного из самых впечатляющих особняков в Вирджинии и вышла замуж за одного из самых богатых молодых людей в штате, наши отношения матери и дочери стали священными.То, что я не сказал ей «грязной правды», как она выразилась, было «глубоким предательством нашего доверия». Она была в слезах.

«Какое доверие?» Я спросил. «Когда для вас были важны крепкие и любящие отношения матери и дочери? Когда ты поделился со мной чем-то личным, чтобы помочь мне понять мои собственные эмоции в детстве? »

Она не могла на это ответить. Вместо этого она полезла в кладезь народных суеверий еще до того, как моя беременность стала очевидной.

«У женщины, которая скрывает свою беременность, будет глухой ребенок», — предсказала она.»Или хуже.»

Малкольм, возможно, рос испорченным, но физически он был настолько близок к идеальному ребенку, насколько это было возможно. Она была вынуждена принять это.

«Вы должны быть благодарны», — сказал я ей. «У тебя прекрасный внук».

В конце концов, она подавила возмущение, проглотив поддельные слезы и жалобы. Тем не менее, я знал, что мой отец, вероятно, будет вечно расплачиваться маленькими язвительными способами, и я никогда не буду по-настоящему прощен. Теперь, когда я высказывал малейшую жалобу, она всегда отвечала: «Ты заправил постель за моей спиной.А теперь спи в нем ». Я видел, как ей было приятно это сказать.

И обращение к моему отцу за сочувствием тоже не принесло мне большого удовлетворения, главным образом потому, что я больше не верил в него. Спустя чуть больше года после нашего брака, когда Гарланд выпил слишком много вина и разглагольствовал о сделанных им вложениях, которые испортились, я наткнулся на другую уродливую правду, когда сказал: «Может, тебе стоило спросить мою отец об этом. »

«Твой отец?» — сказал он и засмеялся, как будто я сказал глупость.В этом доме гармонично пели снисходительность и высокомерие. Моя гордость поднялась, как кобра. Тогда я гораздо больше заботился о своей семейной гордости, чем сейчас.

«Он председатель правления банка Гарланд. Это настоящее достижение. Люди в бизнесе уважают его. Иначе как бы он был там, где он сейчас? »

«Правда?»

Он отвернулся и занялся чем-то неважным, как он часто делал, когда чувствовал себя выше меня. Было похоже, что я не стоил усилий, чтобы сказать еще одно слово, но на этот раз меня нельзя было игнорировать.Мы обсуждали моего отца.

«Да, правда, — сказал я. «Вы не знаете всего, особенно если вы этого не знаете». Я могла быть такой же проницательной, как моя мать, когда хотела.

Он повернулся и посмотрел на меня своими надменными глазами, а затем улыбнулся, но не так сексуально, как я так восхищался. Это было то, что я узнал как улыбка Фоксуорта, холодная, предшественница, барабанная дробь, заставляющая на мгновение перестать дышать, потому что вы знали, что надвигается что-то ужасное.

«Единственная причина, по которой ваш отец, Коррин, является председателем правления банка, — это то, что я голосовал за него.Моя инвестиция дала мне больше голосов, чем любой другой участник. Я согласился на это, когда он впервые пришел ко мне по поводу тебя.

Я смотрел на него, думал и качал головой. Это не может быть , убеждал я себя. Мой отец не стал бы этого делать. Он бы не простил Гарленду за то, что он соблазнил меня своим драгоценным напитком лимончелло в обмен на его голоса. Но все это произошло одновременно. Как я мог это отрицать? Тем не менее, я хотел отчетливо это слышать.Я хотел убедиться, что это не просто совпадение, которое он использовал в своих интересах.

«Когда ты решил это сделать, Гарланд?»

Он отвернулся.

«Гирлянда? Когда?»

«Не будь идиотом», — сказал он и отошел от меня, но ответ остался в воздухе, в тяжести на моей груди и в биении моего сердца. Мой отец убедил меня, что Гарланд не только раскаялся, но и боялся потерять меня. То, как мой отец описал это, помогло мне поверить в то, что я была любовью всей жизни Гарленда Фоксворта, идеальной женщиной для его жены.Мой отец сказал, что никогда не видел мужчину с такой любовью, и убедил меня, что Гарланд хочет не только меня, но и нашего ребенка.

Я всегда был ближе к отцу, чем к матери. Я практически поклонялся ему и предполагал, что он никогда не захочет для меня ничего плохого и плохого для меня. Он был на моей стороне почти в каждом споре с моей матерью и очень хотел, чтобы со мной обращались как со взрослой женщиной. Он гордился мной, и ему нравилось хвастаться мной, держать меня под руку и знакомить с людьми, которых он уважал.Как я мог забыть гордое выражение его лица, когда он сопровождал меня и мою мать вверх по лестнице на торжественный вечер по случаю годовщины Векслера, где я впервые встретил Гарленда Фоксворта? Мой отец назвал это моей вечеринкой.

Голос Гарленда за председателя правления банка был бы для него более важным, чем мое высшее счастье. Это было действительно великое предательство. Я отчаянно пытался не поверить в это какое-то время после того, как впервые услышал это, но постепенно, как вода после сильного ливня, как бы сильно и с какой силой я ее не отталкивал, в конце концов она впиталась и утонула в моей детской вере.

Мой отец был амбициозным человеком, в конце концов, таким же амбициозным, как и мой муж. Может быть, все мужчины были одинаковыми. Брак был просто еще одним инструментом для удовлетворения этих амбиций. Чего они не понимали, так это того, что любовь слишком хрупка, что ими слишком легко пожертвовать из эгоистических соображений, а затем о жертве можно было сожалеть. В конце концов, они заплатят. Конечно, они пострадали бы за это, и хотя они делали вид, что это не так, в глубине души они боялись этого. Они знали, конечно, знали. Обман порождает несчастья, о которых вы даже не догадывались.

Вот почему я любил и время от времени оглядывался на свой свадебный альбом. Я хотел посмотреть, есть ли на чьем-то лице выражение, которое показало бы, что он или она не верит, что у нас романтический роман. Кто, кроме моего отца и Гарланд, знал обо мне, знал, что я уже беременна? Что чувствовал мой отец, когда стоял, чтобы выдать меня? Я изучил его портрет, чтобы увидеть, есть ли хоть капля сожаления. Но я не видел ничего в этих улыбках или в тех глазах, которые открывали уродливую правду.Тем не менее, я повернулся к нему, как если бы это было окном в прошлое, и если бы я посмотрел достаточно долго и внимательно, я бы увидел и понял, как и почему я был так легко и быстро доставлен в мою жизнь в Фоксворт-холле. Это была причина, по которой я так ценил эти фотографии.

Большая часть этого альбома была уничтожена сыном, само существование которого привело нас с Гарландом к алтарю.

«Как ты мог сделать такой ужасный, подлый поступок?» Я кричал на Малькольма. Некоторые страницы, которые он разорвал, были скомканы и скомканы на полу рядом с мусорной корзиной.На одном был портрет Гарланд и меня, лицо Гарланд было менее морщинистым.

Я потянулся за ремнем, который висел на двери. Даже отец не заставил его вести себя лучше своими угрозами. Он часто говорил мне, что мать ребенка должна наказывать ребенка, пока ему не исполнится десять лет, особенно мальчиков. После этого, если мать хорошо справлялась с работой, отец мог навязывать правила поведения просто строгим взглядом, потому что его мать могла угрожать, что отец сделает с ним худшие вещи.Моя суровая внешность определенно не сработала. Может быть, на этот раз так и сделают. «Он наверняка видел, что моя ярость достигла нового уровня», — подумала я, хватаясь за пояс. Он съежился, плакал и умолял. Но когда я повернулся к нему, он бросился вперед и нырнул под мою протянутую руку, чтобы выбежать за дверь.

«Вернись сюда, Малкольм Фоксворт!» Я закричал и бросился за ним, как бы глупо это ни выглядело. Я был так зол на него.

Он двинулся по коридору, побежал к углу, чтобы пройти по другому коридору в темную сторону Фоксворт-холла, крыла, в котором располагались редко используемые комнаты.Это были давно забытые мысли.

«Стой!» Я закричал и побежал за ним. «Малкольм Фоксворт, перестань бегать прямо сейчас. На этот раз тебе не спрятаться. Мы тебя найдем, и тебе будет хуже. Вернись.»

Столько всего заставляло меня бежать за ним. Каждое разочарование добавляло энергии гнева. Я свернул в коридор и побежал в более темный коридор. Впереди я слышал его шаги. Чем быстрее и дольше он бежал, тем злее я становился. Он бежал почти в полной темноте.Почти любой ребенок, которого я видел, боялся бы остаться один, особенно в этой части дома, которая редко освещалась. Миссис Штайнер почти не отставала. Я почувствовал, как паутина рвалась у меня на лбу. Я миновал область, которая смотрела на наш бальный зал, теперь в темноте, с задернутыми оконными шторами. Я всегда ненавидел эту часть дома. По углам все еще доносился шепот мертвецов. Он сбежал сюда почти так, как будто знал это. Иногда мне казалось, что он разговаривает с ними. Возможно, он слышал, как я рассказывал Доре, как я всегда избегал этого крыла.

Мгновение спустя я услышал, как дверь справа открылась и закрылась. Мне сказали, что это самая неиспользуемая спальня в этом доме, а не комната для гостей и не комната для слуг. Судя по тому, как ее описала миссис Штайнер, никто не спал в ней десятилетиями, хотя она была полностью меблирована. Я глубоко подозревал, что это было чье-то личное убежище, может быть, матери Гарланда или, может быть, даже Гарланд, хотя он никогда не признавался, что находился в этом крыле дома.Особняк разрастался, со временем росли новые комнаты вместе с растущим эго Фоксвортов.

«Малкольм!»

Я оттащу его за шиворот , подумал я. Если бы он хотел быть в спальне, он был бы в своей спальне днями и ночами. Это было единственное, чего он боялся — заключения. У меня перехватило дыхание, когда я подошел к двери.

«Малькольм, выйди оттуда прямо сейчас. Каждую секунду, которую я жду, будет еще один день взаперти в твоей комнате. Ты меня слышишь?»

Тишина была подобна пламени, пылающему в моем сердце.Любой другой ребенок будет дрожать и теперь послушен. В ярости я распахнул дверь. Темнота казалась еще гуще, но сквозь тяжелые гобеленовые драпировки, закрывающие два высоких окна, было достаточно света, чтобы я могла рассмотреть две двуспальные кровати. Это была большая, но загроможденная комната с массивным буфетом, большим комодом, двумя мягкими стульями и столом из красного дерева с двумя стульями. Он мог прятаться за чем угодно, но я подумал, что он залез под одну из кроватей. Я уже собирался упасть на колени, когда я заметил открывшуюся дверь слева, дверь, которую я знал, открывала узкую лестницу, ведущую на чердак.

Меня поразило, насколько он набрался храбрости подняться туда в это время дня, когда солнце уже иссякает. Я был там только один раз с Гарландом, которой явно не понравилось показывать мне это. Я втягивал его в это, потому что в те первые дни я хотел узнать как можно больше об этом доме, моем новом доме. Как его новая хозяйка, я чувствовала себя обязанной познакомиться со всеми его частями. Посещение чердака было недолгим. Гарланд ничего не боялся, но было очевидно, что пребывание там воскресило некоторые неприятные воспоминания, воспоминания, которые он не хотел описывать в то время.

Он указал на несколько очень старых вещей, которые хранились. «Не знаю почему», — сказал он. «Я называл это Дворцом Скупых. Вы знаете, что вам говорят скряги, когда вы хотите что-то выбросить или отдать? «Когда-нибудь это будет чего-то стоить». Хорошо, оно чего-нибудь стоит, что-нибудь в пыль. Здесь есть место для сна. Теперь я бы назвал это еще одним кладбищем Фоксвортов. Вы почти можете слышать, как их души собираются здесь. Раньше я думал, что от этого скрипят потолки внизу.

Я поежился от его слов. Мне не хотелось сейчас даже смотреть на темную лестницу, но я не сомневался, что Малькольма это не отговорит. Насколько я знаю, он был здесь несколько раз.

«Малкольм!» Я позвонил и подошел к двери. Убывающий свет позднего полуденного солнца едва освещал ступеньки.

«Тебе там наверху поранятся, Малькольм. Приходи прямо сейчас, сейчас же! » Я крикнул вверх по лестнице и прислушался. Тишину нарушал только звук ветра, кружащего над крышей и просачивающегося в щели.Это был почти свист. «Малькольм?»

Я поискал свечу, но в этой комнате так долго никого не было, что она никого не беспокоила, особенно вечером. Я был уверен, что слишком большое движение поднимет с пола вихрь пыли. Комната больше походила на гробницу. От прогорклого запаха у меня заткнуло ртом. Я подумал, что недавно в нем что-то умерло.

«Малькольм, тебе будет очень жаль».

Я ждал, но он не шевелился.

Неохотно я начал подниматься по лестнице.

Чердак — The Rumpus.net

Чердак

Можно сказать, что я был чердаком

В колледже я жил на чердаке — в доме за домом — частью обширного кооператива из двадцати пяти старшекурсников, хиппи и бродяг. Чердак был как и большинство чердаков: маленький, с такой скошенной крышей, что мне приходилось гнуться, когда я стою в определенных местах. На чердаке было одно маленькое окошко, выходившее на бетонный двор и дуб.Оттуда я мог наблюдать, как соседи играют в хакерство, а Джей курит сигареты на заднем крыльце. У меня была кровать-футон, установленная на полу, небольшой обогреватель, кассетная дека, настольный компьютер IBM для письма и книги, сложенные и разложенные по стопкам. Те, кто приходил в гости, лежали на ковре, покрытом пятнами от десятилетий разливов и других грязных объяснений, которые я предпочел проигнорировать.

На этом чердаке у меня был роман с Дэвидом, девятнадцатилетним израильтянином, который носил свои черные волосы в частичном страхе с кольцом, проткнутым через губу.Его тетя и дядя, как опекуны, жили через город на скалах Санта-Крус, хотя он жил один в лесу на земле, которую он делял с японским буддистом. Когда Дэвид приходил ко мне на чердак, мы занимались любовью ночью или ранним утром, пока Билли Холидей пела на магнитофоне, желая перемещать молекулы воздуха наверху. Я не могу припомнить, чтобы он когда-либо был очень хорош, хотя мне нравилось его внимание и чувство, которое он чувствовал, гладкий и молодой. В двадцать лет я не понимал своего тела. Не совсем. Пройдет еще несколько лет, прежде чем я смогу открыть эту часть себя.О желании я читал в сборниках стихов, которые я хранил разбросанными по ковру в моей комнате на чердаке: Сильвия Плат, Анаис Нин, Чарльз Буковски — все экспериментальные тексты, которые бросали вызов моему пригородному воспитанию и заставляли меня думать, что я умный. Я искал оргазм в разрыве строки.

Я вырос в южной Калифорнии, где моя спальня всегда была убежищем от семьи, к которой я не принадлежал, перерывом от постоянных разводов и разводов моих родителей, и хотя я стремился к независимости в этой комнате, Моя мать все еще контролировала это пространство: она выбирала обои и мебель, чистила их и просматривала мои личные дневники, когда я учился в средней школе, всегда оставляя свой след каким-то незаметным образом, пока я не ушел в колледж.Я хотел, чтобы эта комната сдержала мое желание, но не могла. Даже тогда, когда я был подростком, мое стремление ко всему, особенно к любви, росло за пределы этой спальни, несмотря на то, что моя мать была в тисках. Это стало так, вообразили через музыку, книги, фильмы — The Doors, Нил Янг, хер-метал группы, такие как Def Leppard и Reality Bite s, Can’t Buy Me Love , Sixteen Candles , The Breakfast Club . Sweet Valley High заключила мои мечты в оболочку. Уолт Уитмен спел мне из «Песни о себе».Сандра Сиснерос сказала, что это желание, это то, чего хотят женщины, хотя моей спальни было недостаточно для моих фантазий и потребностей. Я хотел и нуждался в большем. Когда я пошел в колледж, мое желание найти дом, который был моим, чердак, расположенный наверху задней части дома с задымленными стенами и открытыми деревянными балками. Было достаточно, чтобы подержать его, по крайней мере, некоторое время.

(Поразмыслив, я думаю, что чердак для меня представлял что-то из моего женского желания, возможно, сдерживал его, позволял ему инкубироваться, кипеть и расти.Как комната Вирджинии Вульф. Ученые указали, что пространство комнаты феминистки, в частности комнаты Вульф, неотличимо от внутренней фантазии женщины, таким образом, становясь воплощением ее желания. Физическое пространство отражает задержку личности. Женская комната, место, где она могла бы подумать, и, я бы сказал, стала аномалией так долго, особенно когда Вульф писал. Женское пространство было домашним делом, в общих комнатах дома организовано для детей и других дел.Но мой чердак был моим чердаком. Был отражением моей внутренней потребности. Не имело никакого отношения к домашнему хозяйству. Все было связано с желанием.)

Так

В любом случае, на короткое время мы с моим израильским возлюбленным рассматривали тела друг друга на чердаке под блюзовое пианино, успокаивающее неловкость нашего исследования, и стенания Холидей, прыгающие в тусклом свете и тени. Он не был моим первым опытом секса, но он был первым, в котором любопытство и исследование стали той силой, которая вела нас друг в друга.Мои предыдущие любовники были быстрыми, рациональными, менее страстными, но Дэвид загорелся всеми сексуальными импульсами, направленными на мои складки и изгибы.

Дэвид прыгал по товарным поездам на большие расстояния, ютясь в товарных вагонах, мчась сквозь холодные и черные ночи со множеством звезд. У него была крыса, которую он называл Гермес, которую он иногда брал с собой в темноте на велосипеде на мой чердак, где мы сидели на полу и обсуждали анархию. Он крепко держал крысу в руках, гладил ее по спине.Я читал из книги Керуака « видений Коди », и он время от времени останавливал меня, чтобы спросить определение слова. Целебный. Неумолимый. Произвольный. Иногда он давал мне перевод на иврит. Америка — одинокий горшок с дерьмом , я читал. Мы посмеялись и попили чай. Он завивал мои волосы пальцами. Он носил с собой сделанную им рогатку, привязанную к поясу. Пока я готовил овощной жареный картофель и коричневый рис, он стрелял в кошек камешками с L-образной веранды, разложенной вокруг диванов, пепельниц и бонгов.Он был таким мальчиком, что временами мне казалось, будто я присматриваю за ним. Это было странное ощущение. Как будто он был ребенком, а я его матерью.

Я оплатил большую часть наших припасов: хлеб и бананы. Мы редко ночевали в его трейлере в лесу. Всегда на чердаке, где мы ничего особо не делаем: читаем стихи, разрезаем журналы, делаем открытки. Мы пытались быть художниками или кем-то еще, чего не могли определить. То, что мы знали, существует только между нами. Мы пытались быть важными, хотя и не понимали, что это значило.У нас была наша любовь, но это тоже было загадочно — он часто пропадал, и я задавалась вопросом, когда он вернется, когда я увижу его снова, пока несколько недель спустя, после путешествия на север, он не вернулся. Придя домой с уроков в кампусе, я видел его велосипед, припаркованный под большим дубом сзади и наверху, он ждал меня на чердаке, где он коснулся моего лица, моей шеи, сказал: «Ты поэт М. Ты все как поэт », ухаживающий за мной даже через мою обиду. Мы быстро занялись любовью, а после, прошли косяк взад и вперед на заднем крыльце, моя мансардная комната с маленьким окошком наверху просачивалась сквозь стены, сперма высохла на одеялах.Дождь тогда раскололся по тротуару, шел так сильно, что затуманил мир вокруг меня, вызвал искажение осадков.

Во всяком случае, мой чердак, моя небесная гостиная, мой маленький чердак с скатной крышей были защищены от зимних штормов — частных, пронизанных и одиноких — плесень, несомненно, разъедала его древесину, хотя, по крайней мере, на какое-то время у меня был любовник это оправдывало явления этого маленького пространства: твердый футон на ковре, красное электрическое одеяло, противозачаточные таблетки на подоконнике рядом со свечами, которые мы зажигали в темноте, и Холидей по радио, поющая странные фрукты и далекие луны, как у нее прожил каждое слово.

Первый раз, когда мы с Дэвидом занимались сексом, мы только что закончили смотреть Pink Flamingos , фильм Джона Уотерса 1972 года с Божественной ролью Бэбс Джонсон, главной героини, которая отправляется в кампанию по защите своего титула «Самый грязный человек на свете». Конни и Рэймонд Марбл, которые помимо того, что торговали детским кольцом на черном рынке, завидовали лейблу Babs и пытались украсть ярлык «грязный». Розовые фламинго был назван одним из самых тревожных фильмов всех времен.Это называют оскорбительным, отталкивающим, отвратительным, извращенным. Культовая классика. Вы можете возразить, что все это так. Даже сейчас, когда я думаю о его образах, у меня кружится живот. Но той ночью 1997 года несколько из нас собрались посмотреть — как мы пришли к фильму, я не помню — были поражены ощущениями: сцены секса с цыплятами, повсюду кровь и перья, бабы, поедающие собачьи фекалии, стейк. вытащили из-под платья в парке после кипячения в нижнем белье, даже через мочеиспускание, фетишизацию и эксплуатацию секса, каннибализацию нескольких полицейских.Почему нам это так понравилось? Мы ели попкорн с пищевыми дрожжами, коптили травку и пили пиво, смеялись, когда нельзя, и смотрели друг на друга в темноте. Возможно, привлекательность возникла из-за предположений о событиях, сексуальных действиях, которые мы никогда не могли себе представить, о действиях и опыте, так далеких от нашей привилегированной жизни в колледже. Неужели мы такие грязные? Могли бы мы даже вызвать эти фантазии, если бы они были такими? Возможно, это был своего рода эксгибиционизм. Было хорошо быть грешником. Бэбс превозносил: «Убейте всех сейчас же! Защитите каннибализм! Ешьте дерьмо! Грязь — это моя политика.«Почему это будет иметь на нас влияние? Потому что гротеск завораживает? Зачем нам с Дэвидом заниматься любовью в ту первую ночь? Мне нравится думать, что Pink Flamingos пробудило в нас что-то, что было подавлено или запрещено, что Джон Уотерс и Бэбс и весь актерский состав дали нам тихое разрешение поэкспериментировать с нашим желанием, чем-то, что раньше дремало, а теперь пробудилось.

Я помню, что после того, как выключился телевизор и все разошлись, в задней части дома царила некоторая тревога, и неприличная атмосфера оседала на полу и на стенах.Дэвид последовал за мной по узкой лестнице на чердак. Я не взяла его за руку. Что-то в структуре лестницы и ограниченном пространстве содержало некоторую нескромность и бунт.

Всего

Я думаю, что мне всегда нужно было, чтобы бродяги и анархисты хотели меня, мое желание подпитывалось их революцией: сначала Дэвид, затем С., любовь, которая никогда не была реализована, только воображаемая по большей части, хотя моя фантазия о нашем любовном романе оформилась в том, как он насмехался надо мной в компании, которую я наивно принял за флирт.Детали нашей дружбы растягивались на месяцы, и моя тоска по друзьям, наконец, стала чем-то вроде скуки. «М, просто скажи ему, что любишь его», — говорили они. «Или он знает, как он тебя соблазняет. Он знает, что вы чувствуете ». Однажды он отвел меня на фестиваль еврейского кино в кампусе, где мы посмотрели короткометражный фильм о гефильтской рыбе, и он засмеялся, когда я сморщил нос, пообещав мне, что он накормит меня этим деликатесом позже. Он подробно описал мне свою богатую молодость в еврейских традициях. Опять же, как он отвел меня в свою маленькую нелегальную хижину, спрятанную в секвойях, и мы пили чай, говорили о поездах и активизме, спали вместе в маленькой кровати, его руки обнимали меня всю ночь.Я не спал, а только представил, как он снимает с меня рубашку и прикасается ко мне. В конце концов он влюбился в девушку, которая жила на пляже к северу от города.

или

как насчет моего короткого романа с радиоанархистом-пиратом, Т.? Он был всем, чем не был мой муж: отключенным от сети, подпольным, умным, негодяем. Что меня привлекает в этом дерзком мужчине? Размытость, край. Это человек, который будет сидеть на крыше со мной в гранже и горечь, черт возьми, весь день, может быть, идя в естественный пищевой курятник за грушами и пивом, наблюдая, как набухает океан, и злится на незначительность нашего маленького дня.Скажите что-нибудь вроде Толстого или поиграйте на укулеле со знанием дела. Всю любовь, которую я хотел. Все, что я хотел. Все, чем я думал, что могу быть. Как Сид и Нэнси или Микки и Мэллори: жесткий, романтичный и обреченный на величие в каком-то своеобразном или едком повествовании. Я мог бы составить список: gefilte fish и документальные фильмы с S; грузовые поезда и искусство с Дэвидом; пиратское радио и панк с Т; свобода и коммунизм с S; полнолуние и бурбон с T; вино и коллаж с Дэвидом. Я извлекаю эти списки здесь в качестве доказательства того, что мне нравятся.Или то, что я хотел любить. В качестве свидетельских показаний. Карта реальных и воображаемых привязанностей, моей склонности к риску.

В детстве я была одержима фильмом Цветы на чердаке и готической серией романов В. Эндрюс связан с адаптацией. Цветы на чердаке — первая из серии, которая следует за семьей Доллангангеров, в которой ужасно злая бабушка запирает своих четырех внуков на чердаке наверху очень большого поместья.Детям дается очень мало еды и нет доступа к внешнему миру. Вместо этого они создают воображаемые сады, заучивают Библию и читают Кролика Питера . По крайней мере, какое-то время мать приезжает в гости, но через несколько месяцев она бросает детей, в то время как бабушка бьет их и оскорбляет их. В конце концов, мать отравляет детей крысиным порошком на пончиках, чтобы убить «мышей» на чердаке. Брат и сестра влюбляются, несмотря на стыд, и младший мальчик умирает. Сага продолжается, когда трое оставшихся детей, наконец, сбегают, но, вспоминая, я был заинтригован жестокостью этого маленького мира, заключенного в комнате, тем, как мы храним секреты, и причинами, по которым мы создаем вуали или покрываем наши унижения.И хотя это выдумка, мы можем привести любые такие примеры чердаков, как места тайн, тишины, укрытий, содержания — Джейн Эйр например. Но в Цветах на чердаке, кто мог обвинить братьев и сестер в любви? Инстинкт и изоляция должны слиться. Возможно, это моя собственная жизнь девушки из пригорода привлекла меня к этой истории, к странному, но я думаю, что больше всего она представляет собой отсутствие, конфиденциальность, сдержанность, которая уступает место близости. не допускается в более общедоступных местах: кухня или столовая, большой зал.Итак, чердак. Также как анаграмма, молчаливая, что означает оставаться в тишине, неявное, но подразумеваемое предположение о пространстве, которое содержит коллекцию интимных вещей или артефактов, как объектов, так и мемуаров, как в том, что мы с Дэвидом любили, тихо. Все это наводит на мысль о частной истории, которую я никогда не рассказывал. Как на чердаке. Как в том, как мы защищаем свое желание.

В конце концов, мой роман с Дэвидом закончился. Он отправился в Париж, чтобы распутать закоулки города, пройдя под ними к катакомбам, другому типу секретного пространства, туннелям с останками мертвых.Призраки. Некоторое время я получал открытки по почте — из Парижа, Барселоны, Иерусалима, с подробным описанием запахов всех этих заграничных мест, женщин, мостов, океана, — но пришло время, когда открытки перестали приходить, и я перестал проверять почта в надежде найти их. Пришло время, когда Дэвид больше не имел значения, и переднюю комнату с окнами, выходящими на сад, сдавали в аренду.

***

Rumpus оригинальное искусство Дмитрия Самарова.


Очерки Мелиссы Мэтьюзон появились в журналах Guernica, DIAGRAM, Longreads, American Literary Review, Mid-American Review, и Tracing the Desire Line , была опубликована в 2019 году издательством Split Lip Press. Она преподает средства массовой информации в Университете Южного Орегона.Еще от этого автора →

«Ужасно и сказочно»: безумие цветов на чердаке | Книги

Сорок лет назад в этом месяце был опубликован дебютный роман Виктора Эндрюса «Цветы на чердаке». В обзоре Washington Post не обошлось без слов, назвав его «ненормальным помоем», который «вполне может быть худшей книгой, которую я когда-либо читал».

Сюжет, если не сказать невменяемый, но даже 40 лет спустя совершенно убедительный. Кэти и Крис Доллангангер и их младшие брат и сестра Кори и Кэрри красивы, светловолосы и счастливы, пока не умрет их красивый отец.Их обездоленная мать говорит им, что для того, чтобы вернуть себе состояние, от которого она была лишена наследства, они должны на несколько дней спрятаться на огромном чердаке своих бабушек и дедушек, чтобы она смогла убедить дедушку восстановить ее в качестве своей наследницы.

Они оказываются в ловушке на чердаке более трех лет, где отравленные пончики убивают одного из них, и где жаркая драма каким-то образом заставляет Криса изнасиловать свою сестру — но это нормально, говорит Кэти, «ты не изнасиловал мне. Я мог бы остановить тебя, если бы действительно хотел.Каким-то образом кровосмесительные подростки приобретают романтический оттенок: смогут ли Крис и Кэти сбежать, и удастся ли им стать парой, несмотря на все, что против них?

Эта «сумасшедшая помойка» оказалась неотразимой. Готическая сказка Эндрюса об инцесте, отравлении и мрачных семейных тайнах разошлась тиражом более 40 миллионов копий. Было снято две экранизации и постановка, а также сиквелы, приквелы и пересказы, написанные Эндрюсом и Эндрю Нейдерманом, писателем-призраком, который принял мантию Андьюс после ее смерти.Цветы на чердаке вдохновили название группы Аманды Палмер «Дрезденские куклы», в то время как Джиллиан Флинн сказала, что персонажи матери и бабушки породили ее пристрастие к «злым женщинам»: «Для меня это было так ново и потрясающе — эти ведьмы, которые казались вполне реально. »

«Злобное чувство юмора»… Вирджиния Эндрюс

В своем питательном письме 1978 года Эндрюс описала свой роман как «беллетризованную версию реальной истории» о «настоящих детях, которые изо всех сил пытались выжить в почти невыносимых обстоятельствах… по сути, это история ужасов».Ее редактор, Энн Пэтти, писала о том, как, впервые столкнувшись с этим, она не спала «до 2 часов ночи, читая ее залпом». Она сказала своей подруге, литературному агенту, который описал ее как «ужасную и невероятную», что это «в каком-то смысле гениальное».

Как только книга была опубликована в ноябре 1979 года в этом культовом жакете с вырезом, читатели быстро согласились. «Я помню, когда впервые вышел« Флауэрс »- подростки повсюду читали его, и все больше прессы о том, что он« скандальный »или« шокирующий », только вызвали интерес, пока он не стал всемирным явлением», — говорит Джен Лонг, которая сейчас редактирует VC. Франшиза Эндрюса.«Думаю, читатели в целом болеют за детей. Мы хотим, чтобы они сбежали и нашли свое место в мире, где им больше никогда не придется есть порошкообразный пончик ».

Пэтти и издательство Pocket Books поняли, что им нужен сиквел, причем быстро. Пэтти рассказывает в «Тосте», как она прилетела в Вирджинию, чтобы впервые встретиться с Эндрюсом, и обнаружила, что находится в инвалидном кресле, «ее светлые волосы были аккуратно уложены вокруг ее бледной безупречной кожи, а ее атрофированные ноги были закрыты розовыми тапочками.Ее голубые глаза были настороженными.

Клео Вирджиния Эндрюс, автор была известна в США как В.К. Эндрюс и обращалась к мужской аудитории. (В Великобритании она всегда была Вирджинией.) Вокруг нее было множество мифов. В некрологе New York Times говорится, что она «хранила свой возраст в секрете, [и] считалось, что ей было около 40 или чуть больше 50, когда она умерла». В профиле журнала People в 1980 году говорилось, что она «провела большую часть своей жизни в качестве инвалида в своем доме в Портсмуте, штат Вирджиния, жертва прогрессирующего артрита», стоя за своим столом и писала.Сама Эндрюс в интервью 1985 года писателю Дугласу Э. Уинтеру сказала, что ее инвалидность началась, когда она «спускалась по лестнице в школе, когда моя пятка за что-то зацепилась, я упал вперед и повернулся, чтобы ухватиться за перила. Позже врачи обнаружили, что скручивание было очень сильным, разорвало мембрану на моем бедре и образовало маленькие костные шпоры.

«Однажды в газете написали, что я« парализован ». Это меня очень разозлило, потому что я не парализован. Они думают, что если вы находитесь в инвалидном кресле, вы парализованы, иначе вы окажетесь на ногах.И я хожу; но поскольку они не видят, как я иду, они не думают, что я могу », — сказала она Винтер.

Самыми ужасными вещами в моем детстве, вероятно, были те, которые я создавал в своей голове. Что касается ее подачи, Эндрюс всегда утверждала, что ее история основана на истории жизни одного из ее врачей, а не ее собственной.

«Многие думают, что меня пытали, но мои родители ничего не сделали», — сказала она Винтер.«Самыми ужасными вещами в моем детстве, вероятно, были те, которые я создал [в] своем уме, потому что мое детство было таким обычным, и я хотел, чтобы оно было более захватывающим».

Когда Пэтти впервые встретила Эндрюса в своем инвалидном кресле, автор подала ей тарелку пончиков с сахарной пудрой в знак согласия с ее заговором об убийстве. Пара обсудила возможное продолжение о Кэти и Крисе. «У Вирджинии было злое чувство юмора, и мы по очереди выдвигали сюжетные идеи, придумывая новые невзгоды, с которыми дети могут столкнуться во внешнем мире — болезни, самоубийства, навязчивая любовь, сексуальные проступки и безумие.«

« Лепестки на ветру »вышли в 1980 году, за ними последовали« Если будут шипы »(1981) и« Семена вчерашнего дня »(1984). Эндрюс сделал шаг в сторону от сериала «Доллангангер», чтобы рассказать — возможно, еще более безумную — историю «Моя милая Одрина» (1982) о девушке, чью семью преследуют изнасилование и убийство ее таинственной старшей сестры. Это был ее единственный самостоятельный роман и бестселлер.

«Я был почти как одержимый»… Эндрю Нейдерман. Фотография: Simon & Schuster

Эндрюс умер в 1986 году от рака груди.В том же году к Нейдерману, в чьи книги под его собственным именем входит хит «Адвокат дьявола», обратилась агент Эндрюса Анита Диамант. Он никогда не читал Эндрюса, но его жена была его поклонницей. Он также был учителем средней школы, поэтому «был знаком с девочками-подростками». Когда Диамант попросил его закончить приквел «Цветы на чердаке» «Сад теней», Нейдерман сказал «да».

Он начал с анализа стиля Эндрюса. «По сути, я делал исследовательскую работу», — говорит он сейчас. «Сначала я посмотрел на синтаксис, структуру предложения.Было то, что я называю венчурным капиталистом — у нее был свой способ описания вещей. Я начал понимать, что она делала с персонажами, как она к ним относилась, их отношения к своим семьям ».

По его мнению, именно предпосылки в романах В. К. Эндрюса заставляют их работать. «Представьте, что вы входите в киностудию и говорите продюсерам:« У меня есть фильм о матери, которая запирает своих детей на чердаке на три года и три месяца ». Предпосылка — это то, что так быстро вызывает интерес у людей.В «Небесах», например, это история об отце, который продает своих детей », — говорит он.

«Она заинтригована тем, почему люди, которые должны любить друг друга, так сильно обижают друг друга. Когда вы входите во все мотивы, эмоции, ревность, проблемы между матерями и дочерьми, отцами и сыновьями — вы становитесь библейскими, если задуматься. Всякий раз, когда есть семья, всегда будет напряжение. Возможность увидеть это, визуализировать это, понять это — часть того, что делает VC Andrews таким мощным.

«Сад теней» стал еще одним хитом, и Нейдерман продолжал писать романы Эндрюса. По его словам, какое-то время он писал свои собственные книги на другом компьютере. «Часто я писал сразу два романа, триллер на мое имя и роман В. К. Эндрюса», — говорит он. «Раньше, когда я использовал два компьютера, я переворачивал свой стул — это было почти так, как будто я был одержим».

В 1990 году, после публикации «Рассвета», в письме к читателям говорилось, что «мы тесно сотрудничали с тщательно отобранным писателем, чтобы систематизировать и дополнить рассказы Вирджинии и расширить их, создав дополнительные романы, вдохновленные ее замечательным гением рассказчика». .Только в 1994 году, когда поместье Эндрюса подало в суд на Налоговую службу из-за налогов, и Нейдерман был главным свидетелем, ее поклонникам впервые стало ясно, что он теперь Эндрюс.

В этом деле наглядно показана привлекательность книг Эндрюса. «Каждый из них был написан от первого лица и изображал в качестве главного героя подростка, как правило, женского пола, которого подвел или каким-то образом обидел взрослый член семьи с искаженным характером. В каждом из них главный герой преодолел невзгоды, постигшие ее или его, и в конце романа столкнулся с обнадеживающим будущим.

Спустя более 30 лет и около 80 книг спустя, Нейдерман все еще пишет под именем Эндрюса, в том числе пьесу «Цветы на чердаке» и новый приквел — первый из новой трилогии — о прабабушке детей Коррин. Диксон. Его имени до сих пор нет в романах, за исключением ссылки на «тщательно отобранного писателя». Однако он упоминается в Интернете как на сайте издателя Simon & Schuster, так и на своем собственном, где он говорит, что «увеличил количество франшиз [VC Andrews] с 30 миллионов до более чем 106 миллионов по всему миру в 95 странах».Секрет больше не секрет, хотя он почти не оглашается.

Остается вопрос, какая часть контента основана на том, что она оставила позади. В редком интервью с Эндрюс в 1981 году говорилось, что «автор, склонный к преувеличениям, сообщает, что у нее есть 63 кратких конспекта будущих романов». Сам Нейдерман говорит, что у него был текст, над которым можно было поработать для «Сада теней», «но большая часть его была вдохновлена ​​тем, что я видел в ее сочинениях».

На данный момент Нейдерман пишет три книги VC Andrews в год.На его написание у него уходит четыре месяца, и он говорит, что ему все еще нравится. «Я испытываю страсть к помещениям. Когда я написал о сатане, пришедшем на Землю и будучи юристом [в The Devil’s Advocate], это захватило меня, и я любил писать об этом. Некоторые книги VC Andrews действительно захватили меня, например, «Mirror Sisters», два однояйцевых близнеца, где, очевидно, будет очень сильное соперничество между братьями и сестрами, которые вылились в прекрасную серию книг », — говорит он. «Или Селеста, о матери, которая воспитывает свою дочь как мальчика, когда брат дочери умирает на ферме, у вас есть вся эта сексуальная идентичность.Мне нравятся эти помещения, и отсюда вы продолжаете ».

Но он не уверен, что в нем есть еще 80 книг. «Это много, — говорит он. «Я уже опубликовал 126 романов… [Но] я работаю каждый день и получаю от этого удовольствие, мне все еще нравится».

Проект воздушной герметизации чердака | О программе ENERGY STAR

Начните с эскиза.

Этот эскиз будет служить ориентиром, когда вы попадете на чердак, и поможет вам определить места утечки воздуха. Обратите внимание на опущенные потолки над кухонными шкафами или умывальниками, наклонные потолки над лестницами, области, где стены (внутренние и внешние) встречаются с потолком, и любые другие области с подвесным потолком.В этих местах могут быть открытые полости для стоек, ведущие прямо на чердак, и они могут быть огромными источниками утечки воздуха.

Найдите наиболее частые места утечек воздуха на чердаке.

  • За и под коленями
  • Люк чердак
  • Отверстия для проводов
  • Отверстия под сантехнику и трубы
  • Низкие потолки, открытые на чердак
  • Встраиваемые светильники
  • Дымоход печи или желоб для канала (полый короб или элемент стены, скрывающий каналы)

Сначала заглушите большие отверстия.

Не беспокойтесь о том, чтобы найти и закрыть все дырочки на чердаке; ваша самая большая экономия будет получена от подключения крупных. Оказавшись на чердаке, обратитесь к своему эскизу, чтобы определить места, где утечка, вероятно, будет наибольшей: там, где стены (внутренние и внешние) встречаются с чердачным полом, опущенными потолочными перекрытиями (областями с подвесным потолком), а также за или под коленными перегородками чердака.

Ищите грязную изоляцию, которая свидетельствует о том, что через нее проходит воздух. Упавшие потолки могут быть заполнены или покрыты изоляцией, и их будет трудно увидеть.Отодвиньте изоляцию и извлеките ее из потолков. Вы поместите эту изоляцию обратно на потолок после того, как будут закрыты полости под стойки и перекрыты потолки

Шаг 1. Создайте мягкие мешки. Вырежьте кусок длиной 16 дюймов из войлока без покрытия из стекловолокна и сложите его на дно пластикового мешка для мусора емкостью 13 галлонов.

Шаг 2. Закройте открытые полости под шпильки. Сложите сумку и вставьте ее в открытую полость для шипа.Если мешок не плотно прилегает к мешку, добавьте в него дополнительную изоляцию. Закройте все открытые места для стоек, а затем закройте потолок.

Шаг 3. Крышка отпала софит. После снятия изоляции с упавшего перекрытия отрежьте кусок светоотражающей пленки или другого блокирующего материала (подойдет жесткий пенопласт) на несколько дюймов длиннее, чем закрываемое отверстие. Нанесите полоску герметика или клея вокруг отверстия. Приклейте фольгу к раме герметиком или клеем и при необходимости скрепите скобами или прибейте гвоздями.

Если у вас есть готовый чердак, закройте под коленками.

Готовые помещения, встроенные в чердаки, часто имеют открытые полости в обрамлении пола под боковыми стенками или перегородками. Несмотря на то, что изоляция может быть наложена на эти пространства или забита в эти пространства, они все равно могут пропускать воздух. Опять же, обратите внимание на признаки грязной изоляции, указывающие на прохождение воздуха. Эти полости нужно заглушить, чтобы воздух не проходил под полом готового помещения.

Шаг 4.Уплотнение за коленями. Вырежьте кусок длиной 24 дюйма из войлока стекловолоконной изоляции и поместите его на дно пластикового мешка для мусора емкостью 13 галлонов. Сложите пакет и вставьте его в открытое пространство балки под стеной (кусок жесткого пенопласта, запечатанный распыляемой пеной, также хорошо подходит для закрытия открытых полостей балки). Опять же, когда закончите, накройте изоляцией.

Уплотнение дымоходов.

Отверстие вокруг дымохода печи или водонагревателя или дымохода может быть основным источником теплого воздуха, поступающего на чердак.Поскольку труба нагревается, строительные нормы и правила обычно требуют зазора в 1 дюйм от металлических дымоходов (2 дюйма от каменных дымоходов) до любого горючего материала, включая изоляцию.

Эти зазоры следует закрыть легким алюминиевым окладом и специальной высокотемпературной (термостойкой) герметиком. Прежде чем вставлять изоляцию обратно на место, постройте металлическую плотину, чтобы удерживать ее подальше от трубы. Используйте ту же технику для кладки дымоходов. Осторожно: дымоходы (труба, отводящая выхлоп из печи) могут быть очень горячими.

Определение труб чердака

Дымоходы / вентиляционные отверстия / трубы Сделано из уплотнение вокруг с
Печь / водонагреватель Оцинкованный металл или ПВХ Алюминиевый оклад или листовой металл и высокотемпературный силиконовый герметик
Дымоход Каменная кладка / Металл Алюминиевый оклад и высокотемпературный силиконовый герметик
Сантехника Чугун или ПВХ Пенопласт или герметик, в зависимости от размера зазора

Шаг 5.Вырезать алюминиевый оклад. Обрежьте алюминиевый оклад по длине дымохода. Для круглых дымоходов вырежьте полукруги из двух частей так, чтобы они перекрывали примерно 3 дюйма посередине. Вдавите мигающий металл в полоску высокотемпературного герметика и скрепите скобами или прибейте его на место. Если нет дерева, скрепите его скобами или прибейте гвоздями прямо к гипсокартону, но ни в коем случае не скрепляйте гипсокартон скобами и не гвоздями.

Шаг 6. Запечатать силиконовым герметиком . Заделайте зазор между дымоходом и металлической планкой специальным высокотемпературным герметиком.Не используйте аэрозольную пену.

Заделайте небольшие зазоры.

Несмотря на то, что большая часть щелей, через которые теплый воздух попадает на чердак, скрыта изоляцией, вы можете найти доказательства этого. Ищите участки, где утеплитель затемнен. Это результат фильтрации запыленного воздуха из дома. В холодную погоду вы можете увидеть промерзшие участки в изоляции из-за конденсации теплого влажного воздуха, а затем его замерзания, когда он встречается с холодным воздухом чердака. В теплую погоду на этих же участках могут появиться пятна от воды.Хотя изоляция грязная, ее можно использовать. Нет необходимости снимать и заменять его. После герметизации участков просто верните изоляцию на место. Если у вас взорванная изоляция, выровняйте ее с помощью небольших граблей.

Используйте расширяющуюся пену или герметик, чтобы закрыть отверстия вокруг вентиляционных труб и электрических проводов. Обязательно наденьте перчатки и будьте осторожны, чтобы не допустить разбухания пены на одежде, так как пена очень липкая и ее трудно удалить, когда она застынет.Когда пена или герметик высохнут, снова накройте это место изоляцией.

Шаг 7. Сформируйте изоляционную дамбу. Сделайте изолирующую перегородку, чтобы предотвратить контакт изоляции с дымоходом. Отрежьте достаточно алюминия от змеевика, чтобы обернуть его вокруг дымохода плюс 6 дюймов. Вырежьте прорези на 1 дюйм глубиной и на несколько дюймов друг от друга по верху и загните выступы. Вырежьте прорези примерно на 2 дюйма глубиной по дну и отогните выступы. Оберните перегородку вокруг дымохода и закрепите дно, продев петли.Теперь снова установите изоляцию на плотину.

Шаг 8. Найдите обходные пути чердаков. Проверьте, нет ли на чердаке зазоров, облегчающих движение воздуха, проверив грязную изоляцию. Заделайте зазоры герметиком или расширяющейся пеной. После полного высыхания вставьте изоляцию на место.

Шаг 9. Заполните отверстия герметиком. Заполнить отверстия для проводки и сантехники расширяющейся пеной. Закупорите электрические распределительные коробки и заполните отверстия герметиком.

Шаг 10. Зазоры заделать изоляцией. Если пространство вокруг вашей водопроводной трубы шире, чем 3 дюйма, вам может потребоваться заполнить это пространство стекловолоконной изоляцией, которая будет служить подкладкой для расширяющейся пены. Когда изоляция из стекловолокна установлена, следуйте инструкциям на банке, чтобы вспенить пространство вокруг трубы.

Вернуться к началу

Аудиокнига недоступна | Audible.com

  • Evvie Drake: стартовала более

  • Роман
  • По: Линда Холмс
  • Рассказывает: Джулия Уилан, Линда Холмс
  • Продолжительность: 9 часов 6 минут
  • Несокращенный

В сонном приморском городке в штате Мэн недавно овдовевшая Эвелет «Эвви» Дрейк редко покидает свой большой, мучительно пустой дом почти через год после гибели ее мужа в автокатастрофе.Все в городе, даже ее лучший друг Энди, думают, что горе держит ее взаперти, а Эвви не поправляет их. Тем временем в Нью-Йорке Дин Тенни, бывший питчер Высшей лиги и лучший друг детства Энди, борется с тем, что несчастные спортсмены, живущие в своих худших кошмарах, называют «ура»: он больше не может бросать прямо, и, что еще хуже, он не может понять почему.

  • 3 из 5 звезд
  • Что-то заставляло меня слушать….

  • По Каролина Девушка на 10-12-19
.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.